Интервью: “Заговоренный рубль”

Российская газета – Федеральный выпуск №7255 (89), ) от 26.04.2017

Скорое ослабление рубля вовсе не предопределено. Не стоит поддаваться обаянию простых прогнозов, слишком часто они не оправдывались.


Если кто-то, думая об отпуске, очень нервничает по поводу валютного курса, то ему лучше ехать отдыхать не во Францию, а в Крым, а если уж он твердо решил отдыхать за границей, то менять валюту надо тогда, когда это удобно. Вообще, если у вас нет миллиона долларов, то не дергайтесь, ну а если есть, то вы, наверное, лучше других понимаете, как им распорядиться.

Сейчас идут большие дискуссии по поводу того, каким должен быть курс рубля, но, вообще говоря, эти споры довольно бессмысленны. Рубль “плавает” на валютном рынке под влиянием спроса и предложения.

Совершенно понятно, что дешевый рубль защищает внутренний рынок от конкуренции с импортом, но при этом потребитель оказывается незащищен от высоких цен. Если же рубль дорогой, потребитель может позволить себе больше импортных товаров, зато рискует остаться без работы. Так и в Советском Союзе экономисты ломали голову, что лучше – дешевая легированная сталь, чтобы можно было ее шире применять, или же дорогая, чтобы ее выгодно было производить. С переходом к рыночной экономике такие вопросы отпали сами собой.

Крепость рубля определяется крепостью экономики, национальная валюта стоит ровно столько, сколько стоит экономика. Поэтому единственный правильный выход – это система рыночного курса. Однако чтобы она показала свою истинную ценность, на валютном рынке должны поддерживаться нормальные условия, он должен быть правильно и безопасно организован. Ведь если в бассейне все время меняется температура воды, то и плавать в нем невозможно, а если море штормит, то вместо пловца мы рискуем получить утопленника.

 Нет смысла спорить, что лучше – сильный или слабый рубль, он стоит ровно столько, сколько стоит экономика

Последние три года показали, что рубль то взбирается вверх, то падает вниз, и вот такие пики должны “срезаться” регулированием Банка России. На то он и мегарегулятор, чтобы избавлять рынок от пиковых нагрузок. Его специалисты по денежно-кредитной политике прекрасно знают, что для этого нужно делать, у них есть весь набор рычагов влияния на крупнейшие банки.

Многие финансисты сейчас предупреждают, что спекулянты, играющие на разнице процентных ставок в рублях и в основных мировых валютах (операции carry trade), создают опасность обрушения рубля. На самом деле разрыв в ставках между рублем и долларом возник не вчера, он существует десятки лет, и это естественно. Признаков катастрофы я не вижу, хотя и полагаю, что Центральный банк мог бы минимизировать спекуляции на высоких ставках в России – здесь тоже все инструменты ему известны.

Ради перехода к плавающему курсу Банк России отказался от регулярных валютных интервенций. Но вербальные интервенции вокруг рубля остались, а от них нужно тоже отказываться, потому что они дезориентируют и бизнес, и население. Когда министр говорит, что через месяц-другой курс обрушится, что запасаться валютой сейчас самое время, то возникает вопрос: а кто будет оплачивать убытки населения и бизнеса, если рубль, напротив, вопреки всем прогнозам станет еще дороже? Ведь такое уже случалось.

Так может произойти и на этот раз. Дело в том, что текущий относительно высокий курс рубля – это не только заслуга спекулянтов, но и результат импортозамещения, а в ряде случаев импортовытесения, которые привели к падению спроса на валюту. Кроме того, существуют фундаментальные основания для сохранения цен на нефть на уровне 50+ и даже их повышения выше 60 долларов за баррель. С переходом к более тяжелым условиям добычи увеличиваются издержки нефтяников, спрос на нефть растет и будет расти дальше. Конечно, цены не вернутся к 130 долларам, но и нет никакой фатальной предрешенности в том, что они снова упадут до 40, как следует из официальных прогнозов. Просто прогнозы ведомств и Банка России обязаны быть осторожными, основываться на консервативных предпосылках.

 Властям пора отказаться от словесных интервенций в пользу повышения или снижения курса рубля

Можно понять министерство финансов: ему нужен слабый рубль, чтобы повысить “отдачу” от нефтегазового экспорта. Но все-таки усилия власти должны быть направлены на то, чтобы создать нормальный рынок, где именно фундаментальные экономические факторы определяют валютный курс. И где каждый понимает, что если экономика растет, если создаются новые высокопроизводительные рабочие места, если инфляция приемлемая, а доходы увеличивается, то это точно приводит к тому, что рубль укрепляется, и наоборот. Вообще, для экономики всего полезнее не какой-то определенный уровень курса, а инвестиции. Если их не будет, то все равно, будет ли рубль слабым или высоким.