Выступление: “Как контролировать банки, чтобы правильно финансировать реальную экономику”

Это выступление входит в серию выступлений с LVII сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“.

Стенограмма выступления

Мюрер

Как контролировать банки, чтобы правильно финансировать реальную, а не спекулятивную экономику.

Я хорошо знаю спекуляцию, т.к. сам был трейдером.

Банки зачастую являются важным агентом финансирования экономики, иногда единственным. Во Франции сбережения на страхование жизни составляют также значительную часть. Для меня 3 основные задачи банков:

  1. Инвестиции предприятий и государства в целях обеспечения роста и качества роста
  2. Финансирование потребления, слияние и приобретения и спекулятивных инвестиций
  3. Для физлиц банки финансируют ипотеку и потребкредит
  4. Дефицит бюджета.

Частные и государственные банки должны друг друга дополнять.

Как банки финансируют экономику? Источник средств для них – банковские вклады и сбережения клиентов, займы у других банков и самый крупный источник – займы у ЦБ. За счёт этих средств банки дают кредиты.

Существует альтернативное финансирование, на финансовых рынках, где банки остаются крупными акторами, выпускают облигации и покупают облигации и акции. Эта система является базовой для увеличения объёма собственных средств предприятий, но мы посмотрим, как она сегодня искажается.

Роль банковского финансирования основополагающая, поскольку экономической рост при капитализме означает рост кредитов. Если ВВП страны за 30 лет удваивается, необходимо, чтобы в этой стране удвоилось и количество денег в обращении. Поскольку единственный способ создания денег – это долг, необходимо увеличивать объём кредита.

Роль банков первостепенная для количества и качества экономического роста страны. Если дать банкам финансировать спекулятивный пузырь в области недвижимости, как в США в 2002-2006, в стране будет экономический рост, но рост плохого качества. Тут возникает необходимость в регуляторе.

Теперь подумаем об особенностях и привилегиях банков. У самого предпринимателя есть привилегия: его ответственность ограничена. Если он банкротится, он не платит. Деньги теряют поставщики, государства и работники. Это хорошо, но это привилегия, о которой не стоит забывать.

У банков есть гораздо более существенная привилегия – они занимают деньги у источника, у ЦБ. Это государственная администрация, которая управляет деньгами и сама является государственным достоянием. Банки имеют возможность получать кредиты не с традиционного финансового рынка. Они могут получать кредиты даже если они неплатёжеспособны или нефинансируемы. Например, греческие банки с 2010 года. Или итальянские банки, которые 2 года назад имели отрицательный капитал. Логически, капиталистическая система должна была бы обанкротиться, но банки эти были спасены. Им дали возможность занимать средства под 0% у ЦБ и выдавать деньги под 4% итальянскому государству. Это несправедливо по отношению к другим предпринимателям страны.

Банки пользуются частичной или полной гарантией государства. Практически везде государство гарантирует депозиты, чтобы избежать банковского кризиса, чтобы не было крахов банков. Это важная привилегия для банков. На самом деле, государство спасает банки перед банкротством, чтобы избежать цепочки банкротств.

Другая привилегия банков. Банки аккумулируют огромные риски в национальной экономике. При этом мы вспоминаем о балансе с слишком высоким объёмом кредитов, но забалансовая часть может быть ещё больше и гораздо менее прозрачной. Во Франции банк БНП имеет баланс 2 трлн евро, т.е. размер ВВП Франции, а чтобы его гарантировать, у него есть 500 млрд собственных средств. Если БНП обанкротится, это очень большой риск для Франции. В Исландии банки взяли на себя огромные риски за границей. Когда исландская банковская система находилась на грани банкротства, исландское правительство предложило гарантировать все кредиты банков. К счастью, после демонстраций иностранной части банков дали возможность обанкротиться и гарантировали только вклады исландцев и государство национализировало здоровую часть банков.

Если бы государство стало спасать все банки – возникли бы проблемы долга и роста, как в Греции. Поскольку государство действовало разумно, мы получили очень динамичную исландскую экономику вместо того, что произошло в Греции. Россия также помогла Исландии в ту эпоху крупными кредитами.

Особенность крупных банков – это системный риск для экономики, они могут вызвать цепочку банкротств. Вспомним кредит Анштальт в 1931 году, который привёл к углублению экономического кризиса 1929 года.

Другая особенность банков на финансовых рынках – это миметизм. То есть финансисты плохо размещают капитал. В краткосрочной перспективе лучше действовать как все, даже если это неразумно. Если все покупают акцию, её цена растёт. В долгосрочной перспективе это плохой актив и опасность для банка. Президент Ситигруп перед кризисом сабпраймов говорил: «Пока играет музыка, надо танцевать».

Проблема миметизма связана с горизонтом банковской деятельности в долгосрочной или краткосрочной перспективе. Он силён в краткосрочной перспективе и гораздо меньше, если вести управление в долгосрочной перспективе.

Когда мы видим все особенности и привилегии банков, их значение для экономики и связанные риски, необходимо осуществлять контроль по многим направлениям, т.к. риски имеют тоже много направлений.

Теперь перейдём к фактам и рискам, которые требуют контроля. Как его осуществлять?

Первый риск – риск бухгалтерского фрода (недоучёта). Это произошло с Креди Лионе и обошлось государству в 15 млрд евро – нужен госконтроль в таких случаях.

Второй риск – избыточный финансовый риск, системный риск. Нужен контроль госадминистрации, который будет рассчитывать риск, взятый на себя банком, посмотрит на концентрацию рисков и будет определять нормативы, капитал… Наиболее известна пропорция Кука. Когда собственный капитал должен быть 8% взвешенных по риску текущих кредитов.

Для Франции чрезмерный размер БНП требует политического решения.

Третий риск – недофинансирование реальной экономики, перефинансирование спекулятивной экономики. Тут нужны нормативы, обязательные резервы . Этими коэффициентами может управлять государство, они требуют меньше собственных средств, когда вы выдаёте кредиты реальной экономике и больше капитала для спекулятивной экономики.

Гораздо интереснее делать так, как происходит в либеральной экономике в последние 20 лет – можно помешать или остановить спекулятивный пузырь, увеличивая этот коэффициент. Вместо того,чтобы повышать процентные ставки, что создаёт проблемы всей экономике.

Ещё один инструмент – разделение деловых банков и финансирующих банков. Бывший директор банка Барклайз, который является системным банком, говорит, что нет смысла в том, чтобы связывать эти два типа банка. Он говорит это после того, как подал в отставку и получил все свои опционы. Очень многие бывшие директора банков говорят то же самое. Такое разделение – огнеупорная защита ,чтобы помешать распространению пожара финансовых рынков на весь банковский сектор.

Другой инструмент – создавать госбанки, которые будут финансировать определённые сектора экономики, страдающие от недофинансирования и стимулировать частные банки лучше выполнять свою работу.

Риск плохого размещения капитала и миметизма. Тут ответ находится в акценте на долгосрочном бухучёте.

Другой важный риск – риск захвата ЦБ финансового сектора. Это осуществляется незаметно, через коллегию ЦБ, в которую входят только финансисты. Они разговаривают с финансистами и действуют в пользу финансистов. Важно, чтобы в коллегию ЦБ входили также представители предпринимателей, профсоюзов, всех отраслей экономики.

Есть риск захвата государства банками. Когда ЦБ не хочет давать кредиты государству, государство финансируют банки. И государство имеет тенденцию проводить экономическую политику в пользу своих кредиторов.

Существует риск институциональной коррупции со стороны банков. Во французских СМИ экономический анализ часто проводится людьми, которым платят банки – они как правило предлагают политику, выгодную для банков.

В США в момент кризиса сабпраймов мы видели ситуацию, когда рейтинговые агенства были захвачены банками. Я работал на финрынках и могу сказать, что инсайдеры были куплены во многих многонациональных американских предприятиях, куплены людьми, которые работали на слияниях и приобретениях.

Риск новых финансовых продуктов. Мы воспринимаем финансовые инновации как промышленные инновации, но природа их различна. Сабпраймы изобретены в США и этот новый инструмент создал кризис 2008 года. Финансисты продают такой продукт, как CDO, цену на который они не могут определить реально. Секьюритизация в целом представляется реальной проблемой – банкир берёт на себя любой риск, если он уверен, что найдёт кого-то, кто купит у него этот риск на рынке. Для риска новых финансовых продуктов необходим контроль нормативными мерами.

Другой сектор – это краудфандинг. Если субъекты краудфандинга дают реальный вклад, превращать физическое лицо в банкира путём одалживания предприятиям представляется странным. Физлицо рискует своими сбережениям.

Криптовалюты и алгоритмы – в частности, биткоины – позволяют осуществлять отмывание капитала и вывод капиталов за пределы зрения регулятора. Наши деньги уже электронные, трудно увидеть преимущество биткоина в этом смысле. Алгоритмам, роботам разрешается торговать на финансовых рынках. Эта практика заключается в исключительно краткосрочных инвестициях, которые осуществляют роботы, которые ничего не понимают в размещении капитала. Мы констатируем здесь эффект паразитизма, зарабатывания денег за счёт других субъектов.

Может быть, кажется, что я слишком негативно отношусь к инновациям. Поль Волкер, бывший директор ФРС, говорил Нью-Йорк Таймс, что крупнейшей инновацией за последние 20 лет был банкомат. Я добавил бы к этому венчурный капитал, но есть сомнения.

Заключение. Имеет место финансиаризация западных экономик. Это связано с дерегулированием. Экономический рост стал ниже, а неравенство возросло. Крупнейшее изобретение финансиаризации – опционы на акции. Они позволили руководителям предприятий ориентироваться на акционеров. У акционеров возникает впечатление, что руководители хотят повысить курс акций в краткосрочной перспективе, вместо того ,чтобы добиваться интересов предприятия в долгосрочной перспективе. Благодаря этому изобретению WallStreet перестал выдавать капитал предприятиям, а наоборот, каждый год забирает капитал предприятий за счёт крупных дивидендов и выкупа акций. Может быть, я преувеличиваю, но сегодня захват экономики финансами находится в западных странах в конечной стадии. У нас создаётся впечатление, что понижение на бирже полностью запрещено ФРС. Несмотря на признаки рецессии и коммерческой войны с Китаем, WallStreet в 1% от исторического рекорда. Если биржа падает, ФРС боится неконтролируемого экономического кризиса.

В заключение этого обвинительного досье на банки – если вы не будете контролировать банки, они возьмут контроль.

Последнее замечание. Финансовое регулирование должно быть своим в каждой стране. Учитывать особенности общества, страновую культуру. Во Франции финансисты имеют определённые компетенции и наша основная проблема заключается в том, что сберегатели не любят риски, не хотят вкладывать в акции. Поэтому наши акции принадлежит американцам, французский венчурный капитал слишком низкий. Это одна из проблем, с решением которой государство должно было бы помочь.

Афанасьев

Я не понял, с какой целью вы сделали сильное утверждение, что экономический рост и рост кредитов являются синонимами. Это сильное утверждение пользу докладу не принесло. Есть огромное количество исследований, которые показывают, что кредиты не приводят к экономическому росту. А экономический рост сокращает объёмы кредитования.

Мюрер

Это не противоречит тому, что я говорю. В 1945 году во Франции долг составлял 200% ВВП, в 1973 г. – 20% ВВП. Почему? Ей удалось создать сильный экономический рост при высокой инфляции, что позволило уничтожить запас долга, по мере выдачи новых кредитов. Поскольку коэффициент, который имеет значение, это отношения долга к ВВП, этот коэффициент быстро снизился.

Вы правы в том, что кредиты вызывают кризисы, но с моей точки зрения в краткосрочной перспективе это перераспределение денег, которое может создавать экономический рост.

Клеман-Питио

Мы в центр важного сюжета, когда говорим о банковской системе. Она находится в центре динамичного механизма экономики и поэтому экономический рост является её последствием и одновременно с этим операции регистрируются в банковской системе в форме бухучёта. Создаётся впечатление, что эти системы логически не связаны. Поскольку плохо понимают взаимосвязь, управление рисками идёт не очень хорошо. Бухучёт благоприятствует краткосрочной перспективе, но если нет долгосрочной, то мы блокируем управление экономикой.

Комментарии: