Презентация: “Количественная оценка уязвимости основных фондов к вероятным последствиям климатических изменений в криолитозоне Российской Арктики”

Темы выступления:

В Арктике происходит существенное изменение климатических условий. Ожидается продолжение изменений. Вечная мерзлота уменьшается. Основание фундаментов: как они строятся в условии мерзлоты, два типы. Как они зависят от вечной мерзлоты? Что может произойти со зданиями из-за изменения климата в Арктике? Определения, использованные в исследовании. Как определяется природный риск в математических терминах. Понятие социально-экономического потенциала территории. Соотношение финансовых резервов и ВРП. Выбор территориального уровня для исследования. Понятие плотности социально-экономического потенциала территории. Методика расчета индекса плотности социально-экономического потенциала муниципальных образований. В наиболее освоенной части Арктической зоны в средне- и долгосрочной перспективе повышается уровень природного риска в наиболее освоенных частях. Карта уязвимости муниципальных образований. Кластерный анализ муниципальных образований Арктической зоны России по значениям индексов плотности и пространственной уязвимости социально-экономического потенциала. Какие территории попадают в зону максимального риска? Как изменится стоимость основных фондов и интегральная уязвимость муниципальных образований АЗР в долгосрочной перспективе при условии реализации крупных инвестиционных проектов? Важность мониторинга состояния объектов. Необходимость городской системы мониторинга.

Выступление прошло в рамках совместной конференции ИНП РАН и ИОЭПП СО РАН 21-22 марта 2019. Программа конференции и видео выступлений других участников здесь.

Презентация

 

Тезисы

Количественная оценка уязвимости социально-экономического потенциала в криолитозоне российской Арктики к вероятным последствиям климатических изменений*

По существующим прогнозам [1] именно в приполярных регионах ожидается максимальное проявление глобальных климатических изменений, а, соответственно, и их негативных последствий, связанных в первую очередь с деградацией многолетнемерзлых пород. За последние 30 лет температура многолетней мерзлоты уже поднялась на 1,5-2 градуса.

Около двух третьих городского населения Российской Арктики проживает в зоне распространения многолетнемерзлых пород. Главным последствием ее растепления являются массовые деформации и в отдельных случаях обрушения зданий и сооружений, построенных с использованием свайного типа фундаментов, который предполагает сохранение многолетней мерзлоты на весь период их строительства и эксплуатации. Более 75% зданий в российской криолитозоне построены по этому принципу. Изменение оптимального диапазона температур, заложенного при проектировании, неизбежно влечет катастрофические последствия. Таким образом, наиболее высока опасность для основных фондов и людей, находящихся в них. Для прогнозирования развития Российской Арктики как стратегически значимой территории, необходимо понимать, какая часть ее социально-экономического потенциала попадает в зону максимальной деградации многолетнемерзлых грунтов.

Анализ работ, посвященных исследованию динамики многолетнемерзлых пород [2], показал, что в различных регионах деградация мерзлоты происходит с неодинаковыми темпами и потенциально наиболее опасной является юго-восточная часть Ямало-Ненецкого автономного округа, основного региона добычи углеводородных ресурсов и новой урбанизации.

Под уязвимостью мы понимаем свойство территориальной социально-экономической системы (ТСЭС) утрачивать способность к функционированию в результате поражения природной опасностью. Она характеризует устойчивость ТСЭС перед природной опасностью, потенциал противостояния (количественно выражается через вероятность негативных последствий). Однако во многих экономических исследованиях используют упрощенное выражение уязвимости как прямого экономического ущерба от реализации природной опасности. В качестве количественной оценки уязвимости принимают долю пострадавших от природной опасности объектов от их общего числа на конкретной территории, в стоимостном выражении – относительные (удельные) потери стоимости объекта в результате негативных воздействий. Например, уязвимость основных фондов – процент разрушенных или поврежденных фондов от их общей стоимости, уязвимость населения – доля погибших или пострадавших от общей численности населения в зоне действия природной опасности и т.д.

Природный риск является функцией от вероятности возникновения природной опасности и последствий ее проявления для экономики и общества в целом на конкретной территории. Существует много методик его оценки, большинство из которых ориентировано на оценку ущербов по факту уже свершившихся опасных событий. Стохастическая природа риска предполагает предпочтительное использование вероятностных методов для оценки уязвимости вместо широко распространенного прямого счета, посредством которого не может быть осуществлен достоверный прогноз.

Под социально-экономическим потенциалом территории мы понимаем способность ТСЭС поддерживать долгосрочное сбалансированное развитие посредством рационального использования всего многообразия ресурсов, сосредоточенных в ней.

В данной работе широкой задачей являлась разработка методики количественной оценки потенциальных последствий стихийных бедствий, т.е. социально-экономической составляющей природного риска, более узкой задачей – отработка методики на примерах конкретных территорий с их уникальными физико-географическими условиями (муниципальных образований Российской Арктики).

Для оценки природного риска на первый взгляд необходим очень детальный и крупномасштабный уровень (отдельных поселений или даже отдельных микроэкономических объектов, зданий и сооружений), позволяющий с максимальной точностью выявить возможные пересечения ареалов действия опасного природного явления и элементов социально-экономических систем, затрагиваемых ими. С другой стороны, начинать такие исследования невозможно с локальных объектов, их выбор требует тщательного и обоснованного отбора.

Рациональность выбора муниципального уровня для исследований природного риска также обусловлена тем, что в крупные природные территориальные комплексы с характерными для них наборами природных опасностей, регионы с их искусственными административными границами входят в большинстве случаев частично. Например, Красноярский край в горы Южной Сибири или Архангельская область в Арктическую зону России.

Возникает необходимость создания методики оценки уязвимости социально-экономических систем к воздействию природных опасностей на муниципальном уровне. Рассмотрены «предельные максимальные события», то есть, сделана оценка предельного количества социально-экономического потенциала территории, который может пострадать при реализации природной опасности.

При этом принимается во внимание логически непротиворечивое утверждение о том, что опасные природные явления проявляют свою сущность преимущественно на хозяйственно освоенной человеком части пространства, в противном случае (то есть при отсутствии потенциальных ущербов), они представляют собой лишь естественные природные явления. Таким образом, методической задачей являлось исключение из рассмотрения «пустых» участков пространства, определение реальной концентрации экономической активности в пространстве, что особенно важно при исследовании арктических территорий, где площади муниципальных образований чрезвычайно велики, а их территория освоена преимущественно локально. Исходя из вышесказанного, социально-экономический потенциал территории рационально оценивать, не распространяя его значение на всю административно-территориальную единицу, в разрезе которой предоставляется статистическая информация, как это принято в статистике, а лишь на зоны наиболее интенсивного хозяйственного освоения. Иными словами, важна привязка населения и экономики к конкретным ареалам их сосредоточения, что было формализовано в работе посредством разработки двух интегральных индексов – индекса плотности и индекса пространственной уязвимости социально-экономического потенциала (подробную методику расчета индексов см. [3]).

Индексы включают в себя три блока: население, основные фонды и валовое производство. Выбор параметров обусловлен тем, что социально-экономические последствия катастроф определяются, во-первых, масштабом ущерба, нанесенного социально-экономической системе непосредственно в процессе стихийного бедствия, и, во-вторых, негативным влиянием этого ущерба на дальнейшее развитие системы (то есть необходим учет прямых и косвенных ущербов). Важным моментом является перевод абсолютных значений компонентов индекса в удельные путем соотнесения вышеперечисленных параметров на единицу площади хозяйственно освоенной территории. Далее удельные (плотностные) показатели нормируются и суммируются, составляется рейтинг муниципальных образований, графоаналитическим методом выделяются границы интервалов индекса и количество типов. Сопоставление полученных результатов с прогнозом деградации многолетней мерзлоты на рассматриваемой территории, позволяет выделить муниципальные образования с максимальным уровнем риска.

На карте представлены получившиеся сочетания двух индексов. Комбинированный анализ динамики многолетнемерзлых пород и особенностей пространственного распределения потенциала позволил выделить зоны наивысшего риска в долгосрочной перспективе. К ним относятся территории юга и юго-востока Ямало-Ненецкого автономного округа, города Норильск, Анадырь с прилегающим районом, северная часть Мурманской области, Нарьян-Мар и Воркута. Именно для этих территорий необходимы в первую очередь разработать меры и научно обоснованные методические подходы адаптации социально-экономического потенциала к геокриологическим изменениям. В зонах критически быстрой динамики мерзлоты не выявлено муниципальных образований с минимальной и низкой уязвимостью потенциала, а среди муниципальных образований, где мерзлота находится в наиболее стабильном состоянии, напротив, нет ни одного примера с высоким и максимальным уровнем уязвимости.
 

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

  • Высокая степень генерализации данных (как природных, так и социально-экономических) на региональном уровне требует более крупномасштабного подхода к исследованию природного риска (на уровне муниципальных образований с учетом только хозяйственно освоенных площадей, в пределах которых концентрируется социально-экономический потенциал).
  • Апробация разработанной методики на уровне муниципальных образований регионов Арктической зоны России показала, что высокие абсолютные значения социально-экономического потенциала только при условии его высокой пространственной концентрации и уязвимости в результате определяют максимальную совокупную уязвимость потенциала и, соответственно, наибольшие вероятные риски при осуществлении гипотетического стихийного бедствия.
  • Одинаковым уровнем уязвимости могут обладать сильно различающиеся по уровню социально-экономического развития и пространственной освоенности муниципальные образования.
  • В Арктической зоне России ареалы наивысшей уязвимости социально-экономического потенциала и максимальной деградации многолетней мерзлоты в большинстве случаев пересекаются, также существует тенденция к росту уровня риска для потенциала при сохранении существующих трендов в долгосрочной перспективе.

 
 

* Исследование выполнено в рамках Программы ФНИ ГАН на 2013-2020 годы. Направление 167. Тема «Государственное управление комплексным развитием Арктического макрорегиона России».
 
 

Литература и информационные источники

  1. Arctic Climate Issues 2011: Changes in Arctic Snow, Water, Ice and Permafrost. SWIPA 2011 Overview Report, 2012
  2. Streletskiy D.A. et al. Permafrost degradation // Snow and ice-related hazards, risks, and disasters, 2014. P. 303–344 и др.
  3. Badina S. Socio-economic potential of municipalities in the context of natural risk (case study – Southern Siberian regions) // IOP Conference Series: Earth and Environmental Science. – 2018. – Vol. 190. – P. 1–7 и др.

Комментарии:

Ещё на сайте: