Презентация: “Центральная Азия: интеграция в мировую экономику и региональная экономическая интеграция”

 

Это видео входит в серию выступлений с LVI сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“.

Презентация

Обсуждение

Стенограмма выступления

Жюльен Веркюль

Спасибо за предоставленное слово. Сейчас я с большим удовольствием участвую. Тема, которую я хочу предложить, может показаться далёкой от тему, которую вы обсуждаете. Я говорю ни о России, ни о ЕС. Я буду рассказывать о Центральной Азии. Мне кажется, что эта тема естественно продолжает тему доклада г-на Щербанина. Не только потому, что несколько раз поднимали вопрос о Великом Шёлковом пути который касается этого региона, и мы в то же время знаем, что этот проект касается и ЕС, и России. Но также потому что это вопрос касается инфраструктуры перевозок и того способа, которым этот вопрос может помочь развитию Европы и России.

Конечно, количество товара, который сейчас перевозится или будет перевозиться – небольшое по сравнению с товаром, который перевозится по морю. И хотя мы знаем, что 95% всех отгрузок из Китая перевозится по морю, нельзя забывать о масштабах, в которых происходит этот феномен. А уровень Центральной Азии – особый. И масштабы особые.

На уровне российской или китайской экономики или ЕС говорить о небольшом увеличении в связи с этим вопросом – может быть, небольшая вещь. Но на уровне центральноазиатских стран такой тип перевозок может сыграть большую роль и быть значительным для их экономики. Именно поэтому интересно было бы на нашем семинаре обсудить этот вопрос и показать другие масштабы.

Прежде всего, в качестве вступления несколько слов об экономиках, о которых идёт речь. Речь идёт о 5 экономиках, у которых разные размеры. С точки зрения ВВП, Казахстан – самая крупная экономика, она в 20 раз больше Кыргызстана. Речь идёт о разнице в масштабах даже на уровне Центральной Азии.

Мы должны, используя эти данные, быть очень осторожными – статистика очень варьирует. Например, внешняя торговля Туркмении и Узбекистана. Это также институциональные вопросы, эти данные могут быть разной степени открытости, их толкование также разное.

Необходимо сказать, что 3 страны входят в ВТО, 2 входят в Евразэс – уровень интеграции в мировую экономику у этих стран разный.

Прежде всего скажу, что этот регион отличается большим разнообразием. Мы должны рассуждать именно с позиций гетерогенности. Мы видим 3 страты разных внешнеэкономических отношений. Три эпохи – это 1) российская (царистская) колонизация начиная с 19 века – сильное росийское влияние, 2) остальной мир в постсоветский период, особенно ЕС и США 3) Китай с середины 2000-х.

Хочу показать разные национальные профили этих стран – могут ли они сосуществовать в глобальной интеграции сами по себе или в партнёрстве друг с другом? Конечно, с Россией, ЕС и Китаем должна быть региональная интеграция. Каковы возможности региональной интеграции ЦА?

Если мы разделим эти страны на основе 2х критериев, с учётом того, до какой степени внешние потоки влияют на национальную экономику. Первым критерием может быть доля энергоносителей в ВВП. Вторым – доля трансфертов мигрантов по отношению к ВВП. Тогда мы увидим, что здесь 2 разные группы. Туркменистан и Казахстан экспортируют энергоносители до 24% ВВП. Вторая группа стран показывает совершенно другое. Киргизстан и Таджикистан – в них трансферты мигрантов составляют существенную часть внешних доходов страны.

Узбекистан не имеет ни того ни другого. Нужно отметить, что сырье в этой стране играет тоже очень большую роль наряду с трансфертами.

К первой характеристике стран можно добавить географическую характеристику. Здесь я детально не буду распространяться – всё зависит от страны. ЕС играет очень важную роль для Казахстана, но для Таджикистана – практически никакой. Для экспорта Туркмении главное – это Китай. Для Узбекистана основной партнёр – Россия.

Можно посмотреть и другие виды сырья – золото, алюминий, цинк, медь, серебро. Здесь мы увидим другие страны – Швейцарию, по экспорту золота из Киргизии. 37% киргизского экспорта – это золото.

Я хочу вернуться  к проблеме уровней и масштабов. Эта проблема связана с вопросами зависимостей. Он имеет большие политические коннотации. Надо посмотреть, как изменяются акценты, и увидим степени зависимости.

Здесь кратко представлено, насколько внешние факторы влияют на внутреннюю политику. Например, несколько факторов могут сочетаться вместе – тогда давление будет максимальным. Например, могут быть институциональные факторы, когда страна сознательно решает либерализовать свои институты. Я отличаю либерализацию от открытости, это не то же самое. Страна может быть снаружи очень либеральной, а внутри – необязательно открытой. Если мы комбинируем либерализацию и открытость, страна может оказаться очень уязвимой по отношению к внешним шокам. При этом мы не скажем, что это зависимость. В случае зависимости необходимо говорить о структурных феноменах. Это не означает, что какой-то культурный шок повлиял на экономику. Но в совокупности все факты могут на неё повлиять. В какой-то степени Центральная Азия является примером того что закрытые экономики оказываются очень уязвимыми.

Я хочу показать динамику уровня экономического роста. Экономики этих стран сравнивали с динамикой России, Китая, другого мира. Но данные не очень надёжны. Но даже если отбросить проблему статистики, мы видим синхронизацию общей тенденции. Мы можем сделать заключение, что речь идёт скорее о внешней уязвимости этих стран.

Вот обменные курсы этих стран к рублю. Из-за изменения курса рубля также происходит влияние на них и мы видим уязвимость. Что вызывает озабоченность – проблема уязвимости, которая становится структурной и связана с проблемой задолженности этих стран. Общий долг Киргизии и Таджикистана к ВВП связаны с обязательствами по построению Шёлкового пути – долг сильно возрос. А долг Туркмении сильно вырос в связи с обязательствами по газу (в 8-10 раз за несколько последних лет).

Несколько замечаний по региональной интеграции. Перекрестные обмены ограничены. Причиной этого являются политические барьеры для региональной интеграции. Во всяком случае, можно отметить, что региональная интеграция имеет перспективы.

Два примера. Это изменение внешнеэкономической политики Узбекистана. Это может служить прелюдией к более тесному сотрудничеству с соседями. И новые проекты, которые могут привести к установлению новых связей между странами.

Это могут быть разные проекты из Китая, проект евразийского банка развития, Азиатского банка развития.

Для осуществления такого будущего есть возможности. Это создание общего рынка и осуществление общих видов политики. Я не даю своей оценки этим проектам, но есть секторы, которые в отношении второго вида сотрудничества являются обещающими. Одним из таких секторов является энергетика. Мы можем увидеть здесь взаимодополняемость между внешними факторами и внутрирегиональной интеграцией. Особенно когда эти внешние акторы, как Россия и ЕС, продвигают эту интеграцию.

Говтвань

Вопрос перспектив трех этих стран – Таджикистан, Киргизстан и Узбекистан. Приличное количество выехало в Россию постоянно. Ещё энное количество ездит сюда работать. Не уверен, но возможно, под Таджикистан есть мощный поток из Афганистана. Очень интересно, что такое экспорт Таджикистана. Какая ситуация с трудовыми ресурсами и какая она будет?

Веркюль

Действительно, разнородность стран есть.

Афанасьев

Есть ли перспектива интеграции Таджикистана, где живет 7 млн таджиков, и Афганистана, где живет 11 млн таджиков?

Веркюль

Это ухудшит положение с интеграцией. Это усилит разнородность региона. Но могут быть проекты, объединяющие два народа. В настоящее время крупные проект, объединяющий ЦА с Афганистаном – это энергетический проект. Плюс газопровод Топик.

Ясинский

Без китайского угла зрения невозможно в любом вопросе. Даже не вопрос, а рекомендация. Если заниматься проблемами ЦА, то два слова по китайскому сюжету.

Накопленные инветсиции Китая в Казахстане намного превосходят накопленные китайские в России. В Киргизии Китай тоже вышел на первое место как инвестор. Именно в Киргизстане наиболее сильны антикитайские настроения.

Наконец, в будущем анализе, если говорить об интеграции, надо отслеживать, что часть этих стран входит в ШОС, где китайцы активно навязывают экономическую повестку дня. Говоря об этих странах – часть из них входят в ОДКБ. Если говорить о безопасности, надо разделять, кто входит, кто нет. Это сильно отражается на отношениях с Россией.

Последний сюжет. Надо присмотреться к отношениям Узбекистана и Казахстана. После смены руководства Узбекистана началось резкое потепление отношений. И естественно, это отразится на процессах интеграции.