Статья: “Подушная подать”

“Ведомости”, 15.11.2016

Гражданин бесплатно получает от государства определенные блага. Это  безопасность, дороги, благоустройство городов и сел, образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение. Идея о том, что каждый гражданин (или подданный) должен участвовать в пополнении государственной казны, вполне логична и имеет давнюю историю. И за исключением последних двух столетий основными единицами налогообложения было то, что легко увидеть и подсчитать: люди и их имущество. 

Известный со времен Ивана III подушный налог трансформировался при Петре 1 в подушную подать, которую платили не все, а только податные сословия, составлявшие, впрочем, большинство населения, и платили независимо от наличия работы и доходов. Переход к преимущественному налогообложению более тонких материй – таких как доход, прибыль или добавленная стоимость – мог произойти только в условиях промышленной революции и развитого капитализма с унифицированными формами учета товаров и денег. Еще  Монтескье заметил: «подушный налог более свойственен рабству ~ налог на товары – свободе, потому что он не столь непосредственно затрагивает личность плательщика».Через полтора столетия после этих слов, в конце XIX в., Российская империя в несколько приемов отказалась от подушного налогообложения – чтобы возродить хорошо забытое старое в XXI в.

Ольга Голодец, например, говорит: «Люди не работают, не платят страховые взносы, в том числе на обязательное медицинское страхование (ОМС), но имеют право на бесплатную медицину». Очевидно, что заботит социального вице-премьера; однако  с не меньшими основаниями Сергей Шойгу мог бы сказать: люди не платят налоги, но имеют право на бесплатную оборону от внешних врагов, а Владимир Колокольцев – что имеют право на бесплатную защиту от преступников.

Но от них мы такого не услышим – по понятной причине: только в здравоохранении, пенсионном обеспечении и социальном страховании действует страховой принцип, граждане (а чаще их работодатели) отчисляют в соответствующие фонды страховые взносы. Правда, действует этот принцип по-разному. Если пенсия по старости (вернее, ее «страховая» часть) и пособий по нетрудоспособности зависят от размера уплаченных взносов, то объем оказанной гражданину медицинской помощи никак от этого не зависит – уплате подлежит 5,1 % от фонда оплаты труда, а объем помощи определяется только медицинскими показаниями. В системе обязательного медицинского страхования зависимости между уплаченным и потребленным не существует. Скорее наоборот: чем больше у гражданина зарплата (и размер взноса на медицинское страхование), тем меньше он пользуется государственным страховым здравоохранением, предпочитая частные клиники. Так называемый «страховой взнос», по сути просто дополнительный налог целевого характера.

Но и платежи целевого характера имеют смысл там, где есть связь между тем, сколько уплачено, и тем, сколько потреблено. Купил бензин, заплатил акциз, он зачислен в дорожный фонд и поехал: чем больше заплатил – тем дальше уедешь на этом бензине. Чем больше заплатил с зарплаты в пенсионный фонд – тем выше будет пенсия. Лучше было бы вообще отказаться от «взноса» работодателей и финансировать Фонд ОМС из бюджета по подушевому принципу, повысив для компенсации какие-то другие налоги. Можно искать разнообразные подпорки – сегодня заставить платить «тунеядцев», завтра самозанятых , послезавтра кого-нибудь еще, – но это не решит финансовых проблем здравоохранения. Тем более что Ольга Голодец верно сказала о праве на бесплатную медицину: по 41-й статье Конституции «медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно   за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». «Тунеядцу» в медицинской помощи отказать нельзя. Но, может быть, надо просто ввести новый налог для неработающих, зачисляемый в бюджет?

До революций начала ХХ в. каждый подданный империи принадлежал к какому-то сословию, а внутри него – к определенному обществу (крестьянскому или мещанскому), которое, по сути, было  ответственно за уплату подати своими членами, несло круговую поруку за каждого. Это делало собираемость подати близкой к 100%. Ныне каждый налогоплательщик отвечает за себя сам и налоги в России с гражданина легко собирать только тогда, когда у него есть легальный  источник дохода. А те, у кого нет легального дохода, часто не имеют и имущества, за счет которого можно взыскать неуплаченный налог. или имеют в виде, скажем, единственной квартиры – попробуйте ее конфисковать и продать для погашения налоговой задолженности. реальных рычагов воздействия на тех, кто не захочет платить «налог на неработающих», немного. За границу можно не выпустить или водительские права не выдать. Наверное, в этих случаях неработающим гражданам заплатить придется, а вот как обеспечить сбор с остальных? Пожалуй, надо будет возрождать еще один институт двухвековой давности долговые тюрьмы.

Белоруссия, в которой «налог на тунеядцев» действует с прошлого года, отличается от России не только тем, что там мы можем запросто представить себе долговые тюрьмы, да и без них шансы собрать новый налог значительно выше.

Белоруссия отличается еще и бедностью природными ресурсами , которыми наша страна отнюдь не обделена, а в соответствии с Конституцией России СТ. 9 они являются «основой жизни И деятельности народов, проживающих на соответствующей территорию,. Этот тезис вполне логично толкуется как возможность и необходимость удовлетворения основных жизненных потребностей народа, в том числе и потребности в охране здоровья, за счет доходов государства от природных ресурсов. Конечно, отменить остальные налоги, как некоторые нефтяные монархии Персидского залива, мы не можем, но вполне можем обойтись без поисков копеечки на здравоохранение в карманах населения.