Презентация: “Финансовая структура как фактор экономического роста”

Темы выступления:

Представление о банковской системе, как о черном ящике, эффективно перераспределяющем ликвидность. Две предполагаемые проблемы финансовой системы: нехватка стабильности или нехватка финансовых ресурсов. Проблема финансовой структуры. Определение финансовой структуры, учитывающее наличие шаблонов поведение, иррациональность. Разница между ориентацией экономических агентов на игру с нулевой суммой или увеличение пирога. Разница между просроченной задолженностью предприятий у разных банков. Доля кредитов, предоставленных предприятиям в суммарных банковских активах. Соответствие задачи экономического развития страны и текущей финансовой структуры. Возможности изменения финансовой структуры. Финансовые инновации. Проектное финансирование.

Выступление прошло в рамках совместной конференции ИНП РАН и ИОЭПП СО РАН 21-22 марта 2019. Программа конференции и видео выступлений других участников здесь.

Презентация

 

Тезисы

Финансовая структура как фактор экономического роста*

На сегодняшний день в экономической литературе представлены разные подходы к преодолению негативной ситуации в российской экономике и переходу к устойчивому экономическому росту. Но все они предполагают (по крайней мере – неявно), что Россия обладает эффективной финансовой структурой. То есть предполагается, что российская финансовая система способна генерировать эффективные в макроэкономическом плане финансовые решения. Единственное препятствие – внешние факторы: недостаток макроэкономической стабильности или ограниченные текущие возможности мобилизации финансовых ресурсов. На наш взгляд, это далеко не так: ни макроэкономической стабильности, ни стартового инвестиционного импульса недостаточно для интенсификации финансирования экономического роста. Нужна структурная коррекция российской финансовой системы.

Мы определяем финансовую структуру как совокупность устойчивых предпочтений национального уровня к использованию тех или иных финансовых институтов и инструментов, а также способов этого использования, подкрепленных опытом, навыками, прецедентами. В целом это соответствует другим определениям (Ранверсе, де Буасье, Лльо, Аоки, Доси, Рыбжински, Левайн и др.). Особенность в том, что допускаются как разные виды рациональности, так и иррациональность финансового поведения, что характерно для поведенческой экономики и экономической психологии (Каннеман, Тверски, Талер, Шиллер и др.). Проще говоря, финансовая структура – это набор поведенческих приоритетов, стереотипов, шаблонов, сформированных и проверенных предшествующим опытом и доминирующих в системе при принятии финансовых решений.

Проблема состоит в том, что в современной российской экономике приоритеты, шаблоны и стереотипы принятия финансовых решений лишь в малой степени ориентированы на макроэкономический эффект: российские экономические агенты выбирают не те решения, что ведут к долгосрочному макроэкономическому росту. На наш взгляд, в российской экономике агенты излишне ориентированы на «выигрыш в игре с нулевой суммой» – перераспределение дохода, а не его создание. Финансовые решения не столько ориентированы на поиск направления для эффективного инвестирования и, соответственно, «создания» дохода в системе, сколько на поиск локальных ниш для перераспределения в свою пользу уже созданных доходов. Эти ниши в существенной мере наполняются за счет ренты, государственного финансирования, кредитов Банка России.

В качестве иллюстрации, по данным отчетностей по 101-й форме, выложенным на сайте ЦБ, просроченная задолженность нефинансовых предприятий в 2018 г. находилась на уровне порядка 5%, что высоко по сравнению с нормальным для России уровнем в 1%. Если убрать из выборки Сбербанк, ВТБ, ГПБ, то уровень поднимется до 13%. Более того, эти цифры не учитывают кредиты, которые в отчетности записываются как надежные, но ими не являются. При этом доля кредитов нефинансовым организациям в суммарном балансе на протяжении десятилетия снижается (с уровня 50% до 40% активов). Такая ситуация, на наш взгляд, является одним из симптомов ориентации игроков на перераспределение.

Другая иллюстрация состоит в том, что банковская система продолжает концентрироваться в крупнейших госбанках. Но остается неясным как крупные госбанки смогут эффективно кредитовать малый и средний бизнес (который мог бы способствовать долгосрочному росту экономики, изменению её структуры, способствовать появлению новых крупных компаний и создать новые рабочие места). Таким образом, эта особенность российской финансовой структуры также может выступить ограничением для экономического роста.

Суммируя, российские финансовые агенты не могут, не хотят, не умеют выбирать перспективные (с точки зрения макроэкономики) направления инвестирования. Обеспечение устойчивого экономического роста требует коррекции финансовой структуры, а в более общем плане финансового поведения в экономике.

Финансовая структура достаточно инерционна. Её изменения могут занимать десятилетия, а иногда и несколько. Но есть и прецеденты ускоренного (революционного) изменения финансовой структуры – финансовые инновации. Причем для конкретной экономики инновациями могут служить не только абсолютно новые феномены, но и непредставленные (слабо представленные) в ней институты, инструменты и механизмы, известные в мировой практике. В недавней российской экономической истории можно найти, по крайней мере, два случая масштабной коррекции финансовой структуры под воздействием ускоренного внедрения финансовых инноваций: развитие рынка госдолга в 1993-1996 гг. и развитие потребительского кредита в 2003-2006 гг. В обоих случаях в течении относительно короткого периода (3-5 лет) роль соответствующих инструментов в российских финансах возрастала от нулевой (в макроэкономическом плане) до определяющей; в течение периода внедрения происходило принципиальное изменение структуры финансовых потоков экономики. При этом следует отметить, что развитие финансовых инноваций не имеет «встроенных» ограничений: в конечном итоге в обоих случаях мы получили гипертрофированный рост, сопряженный с кризисными явлениями. «Революционной» ролью финансовых инноваций, на наш взгляд, как раз и следует воспользоваться в сегодняшней российской ситуации. Коррекция финансовых институтов и инструментов, широко используемых в текущей практике, – достаточно длительный процесс. Проще и быстрее организовать относительное «вытеснение» сегодняшних форм финансового перераспределения, проявляющих себя с не лучшей стороны, финансовыми инновациями, обладающими необходимыми качествами.

Одна из возможных финансовых инноваций для сегодняшней российской экономики, которая, с одной стороны, позволит развернуть селекцию проектов и заемщиков в сторону эффективности, а с другой стороны, для развития которой возможно обеспечить должные локальные условия, – это проектное финансирование. Речь идет не только и не столько об инструменте, о форме, в которой выделяются финансовые ресурсы, сколько о формировании системы отбора и сопровождения проектов, их финансирования, рефинансирования и управления рисками: стандарты и процедуры экспертизы проектов, широкая сеть «банков развития», механизмы синдицирования, «пакетирования» и рефинансирования долговых обязательств.

Помимо этого, стоит обратить внимание на такие возможности как формирование «оазисов» определенности по отдельным направлениям кредитования; создание специализированных институтов для нормализации кредитной селекции; возможности манипулирования структурой ставок по различным инструментам; дальнейшее развитие инструмента ОБР.
 
 

* Статья подготовлена в рамках Комплексного плана научных исследований (КПНИ) «Научно-методическое сопровождение стратегического планирования социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности России» на 2019-2021 гг., который реализуется по заданию Минобрнауки РФ.

Комментарии:

Ещё на сайте: