Интервью: “Правительство впервые развернуло столь масштабную и длительную программу мер по занятости населения”

Газета «ВАКАНСИЯ от А до Я»

Судя по информации Росстата и по публикациям в федеральной и региональной прессе, рынок труда России постепенно приходит в норму. Как долго еще продолжится кризис? Что еще нужно предпринять для смягчения обстановки в сфере труда и занятости? На эти и другие вопросы отвечает один из ведущих российских экспертов в этой сфере Андрей Коровкин.

Андрей Германович Коровкин родился в 1948 году. Окончил экономический факультет МГУ и аспирантуру ЦЭМИ АН СССР. В 1971–1986 годах работал в ЦЭМИ АН СССР, а с 1986 года – в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН. С 1992 года возглавляет лабораторию прогнозирования трудовых ресурсов. Ведет активную преподавательскую деятельность – в Государственном университете управления и Московской школе экономики МГУ. Автор более 100 научных работ, в том числе двух монографий. Область научных интересов – моделирование и прогнозирование динамики трудовых ресурсов, занятости населения и рынка труда. Доктор экономических наук.

– Андрей Германович, была ли российская власть в 2008 году предупреждена о надвигающемся кризисе? Или его приход был неожиданным для всех?

Андрей Коровкин:– Наверное, Вы имеете в виду, что эксперты должны предупреждать власть. Принято считать, что экономическое развитие циклично. И в России проводилась экономическая политика, учитывающая это. Создание Стабфонда – самый яркий пример подготовки к возможному кризису. Еще до кризиса ставились вопросы качества экономического роста, снижения зависимости от сырьевого экспорта, диверсификации и модернизации экономики, повышения ее эффективности, что способствовало бы устойчивому развитию экономики России. И большинство этих актуальных до кризиса вопросов остаются в повестке дня.

– Ну а назывались хотя бы ориентировочные сроки наступления кризиса?

Андрей Коровкин:– Сроки наступления кризиса – более сложный момент. Всегда есть эксперты, которые обещают кризис завтра. Вопрос в обоснованности экспертных суждений. Опираются ли они на какие-то выкладки или это просто предчувствия. В экономике нецелесообразно полагаться на выбор осьминога Пауля, делавшего прогнозы, кто победит на чемпионате мира по футболу. Помните умные разговоры вдогонку о V, W, L-образном развитии кризиса? Единства экспертных оценок не было даже в этом случае.

– Что изменилось на российском рынке труда за последние полтора года в связи с кризисом?

Андрей Коровкин:– Обычно рынок труда и его параметры реагируют на изменение ситуации в других сферах, на других рынках. В 2008 году мы наблюдали ситуацию, когда заявленная работодателями потребность в работниках превысила численность официально зарегистрированных безработных, был значительный рост заработной платы и большие ожидания ее дальнейшего повышения. К концу 2008 года число вакансий стремительно сократилось, и перегрев на рынке труда во многом прекратился. Реальная заработная плата сократилась. Экономия фонда заработной платы осуществлялась в форме сокращения рабочего времени, отпусков по инициативе администрации и других мер. Признаки улучшения ситуации на рынке труда начали проявляться к лету 2009 года, а с начала 2010 года мы наблюдаем достаточно традиционную динамику основных показателей рынка труда. Есть большой риск, что более высокий уровень безработицы может сохраниться в среднесрочной перспективе. Безработица будет структурно-фрикционной, тем более в условиях модернизации экономики.

– Как кризис отразился на различных сферах экономики РФ и основных отраслях?

Андрей Коровкин:– Это достаточно обширная тема, поэтому о самом главном. В численности занятого населения самая большая категория – работники крупных, средних и малых предприятий. Их численность снижалась практически все 2000-е годы, а соответствующего роста производительности труда не было. Летом 2008 года она находилась на уровне 49,5 миллиона человек и с сентября начала сокращаться, к концу года снизившись на полмиллиона. Рост безработицы при этом был на 1,8 миллиона человек. Значительное сокращение численности занятого населения произошло вне сферы крупных, средних и малых предприятий. В кризис сильно «просел» Урал с его машиностроением. В Челябинской области в декабре 2009 года вакансий было всего 5,1 тысячи, а безработных – 65,8 тысячи. В Свердловской области – 92 тысячи безработных и менее 13 тысяч вакансий. В Башкортостане на 12,6 тысячи вакансий – почти 44 тысячи безработных. В Татарстане тоже была довольно высокая безработица.

Как Вы оцениваете современное состояние рынка труда России?

Андрей Коровкин:– Данные Росстата о динамике занятости и безработицы в РФ (по итогам ежемесячного обследования населения по проблемам занятости) показывают, что ситуация на рынке труда улучшается. Численность занятого населения растет, а безработица сокращается. Если в июне 2009 года численность безработных составляла 6,3 миллиона человек, то в июне 2010 года (по предварительным данным) – 5,2 миллиона. Сокращается и численность официально зарегистрированных безработных. Но при всех положительных тенденциях изменения основных индикаторов российского рынка труда, проблемы неблагоприятных демографических тенденций, дефицита квалифицированной рабочей силы и безработицы, неэффективного использования рабочей силы, качества образования, мобильности сохраняют свою актуальность и могут стать причиной кризисных явлений.

– Ну а все ли антикризисные меры правительства, на Ваш взгляд, были верными?

Андрей Коровкин:– Оценка эффективности мер государственной политики на рынке труда – труднорешаемая задача. С одной стороны, на показатели рынка труда действуют «естественные» факторы: демографические тенденции, сезонность, улучшение экономической конъюнктуры… С другой стороны – меры государственной политики, на реализацию которых затрачиваются бюджетные деньги. Эти траты обычно обосновываются так: прошло обучение столько-то человек, трудоустроено такое-то количество. Однако объемные показатели не единственный измеритель эффективности. О действиях правительства на рынке труда в кризис нужно судить по тому, что оно по сути впервые развертывает столь масштабную и длительную программу мер политики занятости. Региональные власти проявляли творчество, и самое главное – то, что безработица хоть и выросла, но, достигнув максимума, начала снижаться и находится на уровне ниже, чем в большинстве затронутых финансово-экономическим кризисом стран.

– Что Вас сегодня более всего тревожит в сфере труда и социальной защиты?

Андрей Коровкин:– Для экономики России характерна высокая степень концентрации рабочей силы. Москва – яркий тому пример. Город активно развивается и является привлекательным местом для работы. Однако постоянный приток трудовых мигрантов в Москву лишает другие региональные рынки труда наиболее активной и квалифицированной рабочей силы. По выходу из кризиса в России существующие проблемы в условиях пассивности власти, бизнеса и профсоюзов сохранятся в полной мере. Проблемы с кадрами не решаются быстро. Так, проблему дефицита рабочих и инженеров за один год не решишь, инженера надо готовить 5-6 лет, потом он должен приобрести опыт практической работы. Фактически этим вопросом до недавнего времени занимались мало, а в период кризиса этим активно заниматься трудно.

– Какие изменения следует ожидать на рынке труда России в целом и в провинции в обозримый период?

Андрей Коровкин:– Действие основных макроэкономических факторов сохраняется по крайней мере в среднесрочной перспективе. При тех темпах экономического роста, которые закладываются в обсуждаемые сегодня сценарии экономического развития, при среднем варианте демографического прогноза Росстата и умеренном росте иностранной рабочей силы мы прогнозируем сокращение численности занятого населения, прежде всего под давлением демографического фактора. После 2010 года численность безработного населения стабилизируется на уровне 5,5-6 миллионов человек. Традиционное объяснение в том, что «навес» безработицы, в том числе и приобретенной в период кризиса, объясняется структурными причинами. Соответственно сокращение такого «навеса» будет продолжительным и к 2013 году в полной мере не произойдет. Кроме того, следует учитывать, что сейчас темпы роста экономики ниже, чем они были, например, в середине 2000-х годов, когда численность безработных интенсивно уменьшалась.

– А хватит ли России после кризиса собственных трудовых ресурсов?

Андрей Коровкин:– Вовлечение в сферу занятости дополнительных контингентов из числа лиц нетрудоспособного возраста (пенсионеры и подростки) будет недостаточным для компенсации выпадения трудоспособного контингента. При достаточно умеренных темпах роста производительности труда (около 4-4,5 процентов) экономика будет продолжать наращивать привлечение иностранных граждан. Проблема дефицита квалифицированных кадров в основном преодолена не будет (нужна профессиональная перепись для конкретизации «узких мест»), что отразится и на темпах роста заработной платы. По нашей оптимистической оценке, темпы роста реальной заработной платы могут находиться в диапазоне 8–9 процентов, а номинальной заработной платы – 115–118 процентов. Из этого следует, что можно оценить темпы инфляции на уровне 7 процентов.

– А что будет происходить в провинции?

Андрей Коровкин:– Про провинцию нужен специальный разговор. Опыт разработки региональных прогнозов показывает, что темпы изменения основных показателей сильно дифференцированы, и все говорит в пользу того, что в перспективе ситуация сохранится. Для смягчения этой проблемы необходимо развернуть бизнес в пользу создания новых рабочих мест, прежде всего в трудоизбыточных регионах. Это касается и моногородов – ведь все города, где основное предприятие-работодатель испытывает экономические трудности, не ликвидируешь. В целом структурные изменения на рынке труда, если только они не будут инициированы реализацией новых государственных или государственно-частных инфраструктурных проектов, пока не ожидаются. Рынок труда в ожидании «государственного внимания». После кризиса он уже не должен уйти на второй план в приоритетах государственной социально-экономической политики.

– Как влияют трудовые мигранты на российский рынок труда?

Андрей Коровкин:– Я сторонник разделения проблем внутренней и внешней трудовой миграции. Вместе с тем они должны решаться согласованно. В области внутренней трудовой миграции необходимы меры по стимулированию территориальной межрегиональной мобильности рабочей силы; координации действий региональных органов власти. У нас довольно давно наблюдаются четкие миграционные тренды внутри страны – народ едет с востока на запад и с севера на юг. В советские годы работа на Севере и на Дальнем Востоке поддерживалась и рублем, и идеологией. Люди ехали туда и за заработками, и за «запахом тайги», спокойно там зарабатывали на кооперативные квартиры, машины. Сейчас северные коэффициенты сохраняются уже не в таком виде, их урезали. В современных условиях часть северных производств показала свою неэффективность. В области внешней трудовой миграциинеобходимы меры по содействию согласования спроса работодателей на иностранную рабочую силу и предложения трудовых мигрантов из-за рубежа; усилению контроля над их потоками.

– Можно ли, на Ваш взгляд, считать, что федеральное правительство в целом контролирует состояние рынка труда?

Андрей Коровкин:– Я понимаю Ваш вопрос так: «Необходимо и достаточно ли присутствие государства на российском рынке труда?» Ответ: «Да, необходимо, и есть потребность в активном участии государства на рынке труда». Вмешательство ли это в экономику? Да, отчасти, но на российском рынке труда все еще складываются «общепринятые правила игры». Тем более курс на модернизацию означает новый период структурных преобразований в экономике и, следовательно, изменений на рынке труда.

– И какие же дополнительные усилия необходимо предпринять для улучшения положения в сфере труда и занятости?

Андрей Коровкин:– В середине 2008 года на страницах Вашей газеты мы с Вами уже решили, что управлять сферой труда без науки невозможно. Волнует положение дел с профессионально-квалификационной структурой рабочей силы. Необходимо детальное исследование профессионально-квалификационного состава рабочей силы и более точная оценка потребности экономики в специалистах различных профессий. Поэтому, повторюсь, для начала надо провести профессиональную перепись населения. Важнейшее направление в политике занятости – содействие созданию современных высокопроизводительных и безопасных рабочих мест. Наконец, на современном рабочем месте должен быть и современный работник, не только профессиональный и хорошо образованный, но и воспитанный в духе высоких морально-нравственных ценностей.

– Спасибо за профессиональные ответы, интервью очень интересное.

Беседовал Андрей Захватов