Выступление: “Криптовалюты и цифровые деньги: между монетарными спорами и использованием технологий”

Этот видео входит в серию выступлений с LIV сессии российско-французского семинара “Финансирование восстановления экономического роста в России и Европе“.

Стенограмма выступления

Хочу представить текст о цифровых деньгах. Общая проблема будет заключаться в том, чтобы вам показать, что за оспариванием первых проектов мы видим наоборот, порывы к ним вернуться, к этой проблеме.

Криптовалюта, среди которых биткоин оказался пионером, сопровождается протоколом с распределённым регистром. Это привлекает внимание СМИ, академических кругов, банков и ЦБ. Основной инновацией, которую несёт данный протокол, в соответствии с его статусом программы источника коинов. Благодаря ему появилось множество технологий и проектов. Эти проекты отличаются от первого проекта биткоина. Эти проекты зависят от представления, от использования и от пользователей. Если биткоин предназначался для децентрализованных платежей и расчётов без финансовых посредников (банков и ЦБ), мы увидим, что после 10-летнего развития задачи, которые теперь стоят в этой сфере, несколько противоречат дискурсу, который обсуждался при создании биткоина.

Что касается создателя биткоина, он прячется за псевдонимом Сатоши Накамото. Он хотел с помощью этой технологии оспорить монетарный порядок и предлагал технические средства для того, чтобы оспаривать монетарный порядок. На самом деле, он хотел заменить посредников, которые в лучшем случае считались неэффективными, а в худшем – опасными, автономным протоколом, в котором элементы и единицы собственного счёта позволяли обеспечить возобновляемые социальные взаимодействия. Однако, сегодня многочисленные акторы видят за этим протоколом технические возможности для того, чтобы улучшить свою деятельность. Такие акторы предпочитают говорить не о криптовалюте, а о цифровой валюте.

Также, за биткоин, где с одной стороны протокол – единица счёта, имеет проблемы:

  1. Слишком большая волатильность.
  2. Динамика и управление ею

С учетом этих проблем, они предпочитают только протокол. Именно поэтому блокчейн оказался очень популярен. А она должна позволить банковским и финансовым акторам оптимизировать их деятельность, в тот момент, когда сама технология должна была их заменить. Здесь мы видим семиотический и смысловой конфликт. Действительно, термин «цифровая валюта» вызывает путаницу.

Блокчейн – всего лишь база данных и мы знаем о её существовании с 70-х годов. Как обычно, история денег богата разными инновациями. Эти инновации приводили к большой полемике, противоречивым обсуждениям. Хочу напомнить, что деньги в виде бумажных носителей, когда в 19 веке появились, спровоцировали такие же полемики и обсуждения в экономической науке и на политическом уровне. На самом деле, в экономической теории была полемика в Англии, где тех, кто выступал за монометаллические деньги, вопреки держателям банковской школы, которые видели в бумажном носителе денег такие деньги, которые приводили к оживлению экономической деятельности.

На политическом уровне в США некоторые социальные группы критиковали наличные бумажные деньги, считая их неконституционными и даже дьявольским созданием.

Это противостояние между криптовалютчиками и банковскими акторами, которые хотят захватить технологию, я хочу доказать, что более вероятной является тактика дополнения. После появления новых технологий многочисленные акторы овладевают этими новыми технологиями.

Моё выступление состоит из двух больших частей. Я сейчас вернусь к вопросу появления биткоина. Хочу напомнить о первородной логике его появления. Очень кратко расскажу о  техническом протоколе и его характеристиках, чтобы показать, что после него появилось большое количество видом криптовалюты.

Второе. Хочу показать, как многие акторы, в частности, банковские и финансовые, могут попытаться забрать некоторые из этих технологий, чтобы оптимизировать их ежедневную деятельность, то есть улучшить платёжную систему, погашение счетов, и т.д.

Предлагая такие характерные черты, как прозрачность, автоматизация, автоаудит. Надо сказать, что на самом деле ЦБ очень быстро заинтересовались этим вопросом. В 2016 Бен подчеркивает: такие технологии должны обеспечить доверие, а это всегда было в центр профессии центробанкиров. Неудивительно, что именно Банк Англии оказался первым ЦБ современности, очень быстро заинтересовался этим вопросом и опубликовал в 2014 году журнал, посвящённый этому вопросу.

Моя первая часть – биткоин. БК появился на основе особой логики. Даже если хотели осуществить децентрализованную систему, где было бы гарантировано доверие, это вполне отвечает старым течениям, которые существовали в этой отрасли. Экономисты особенно в курсе этого вопроса, т.к. это относится к монетарной теории. С 1360 года Николай Эразм задал вопрос: нормально ли и эффективно ли оставить в распоряжении государей определение стоимости денег? К нам ближе австрийская концепция: free banking. За этими либертарианскими течениями мы видим, как отметил Жак Сапир в отношении спутника, что такое рассуждение может привести к мыслям о либертарианстве.

Начиная с 1980-х гг., организовалась группа, которых стали называть Криптоанархисты, или Сайферы. Такие движения организуются вокруг профессоров информатики. В связи с развитием сетевых наук и информатики в 60-е и 70-е годы. Это были технологии криптографии, они начинают использование этой техники распространять, а тогда это использовалось военными и в администрации. Они начинают оспаривать монополию крупных акторов. Для них частная жизнь должна быть анонимной и гарантия этой анонимности. Они начинают думать, как обновить социальные отношения через Сеть, обеспечивая взаимодействие между индивидуумами, или идентификацию личностей.

Они хотели поставить под сомнение все организации или структуры, которые обращают нас к Джорджу Оруэллу, «1984». Из этой среды появляется Сатоши Накамото. Он говорит, что работает над этой проблемой с 2007 года, с финансового кризиса. Он пытается решить проблемы, связанные с цифровыми деньгами, которые были в 80-е и 90-е годы, а также исправить те проблемы, которые он видит в национальной государственной валюте. Потому что они оказываются медиаторами конфликтов. Когда идёт речь о произвольном создании валюты. Он хочет создать децентрализованный протокол, который бы позволил упразднить третьих лиц, что позволит акторам снова забрать в свои руки деньги. Доверие будет сконцентрировано в этом протоколе, поскольку протокол содержит реестр, который распределён между всеми и является совершенно прозрачным. Хотя такой проект – создание цифровой валюты – является очень старым, именно БК дал очень элегантное решение этой проблемы, чтобы реализовать проект. Я очень быстро вам представлю именно технические решения.

БК задуман как пространство свободы, дать доступ к валюте каждому. За несколько минут каждый индивидуум может скачать кошелёк и получить денежные единицы. Именно фактически на практике он сам может послать их на любой конец света. Действительно, за очень короткий промежуток времени, по сравнению с тем, как сейчас в мире идут платежи при расчётах. Хотя уже с начала 70-х гг. такой протокол существовал, он не был открыт для всех. То есть БК нашёл такое решение в системе, открытой для всех. Это произошло через открытие формы консенсуса между конкурирующими акторами, чтобы найти решение конкретной проблемы в информатике. Именно это и называется «майнинг».

Общая проблема любой децентрализованной базы данных отвечает в информатике проблеме «византийских генералов» – т.е., давать возможность передавать информацию безопасно. Каждый участник этого протокола способствует рождению системы БК. Он должен начать дорогостоящее соревнование по энергии и по оборудованию. Если все будут совершать одинаковые подсчёты, только один найдёт решение быстрее остальных. Именно он и соберёт всю сумму от новых созданных биткоинов. Невозможно предсказать, кто первым найдёт решение. Соответственно, на практике мы не сможем упредить будущее мошенничество. Более 51% вычислительных мощностей, он сможет фальсифицировать сделки, но с экономической точки зрения у него никакого интереса в этом не будет. Учитывая при этом, что он будет иметь возможность найти следующие блоки, он скорее заинтересован выполнить все правила протокола и получить желанную сумму.

Это протокол-пионер, который заложил основы, а затем произошёл «кембрийский взрыв» – появилось множество новых приложений протокола. Таким образом, каждый находит ответ на свою конкретную проблему.

Волконский В.А.

Как-нибудь объясните понятнее, что такое «способ расчёта», который каждый может предложить.

Маэль Р.

Я могу заплатить вам биткоином, не зная вас, не доверяя вам. Вы можете получить от меня платёж, даже если вы меня не знаете. Потому что доверие между нами обеспечивается информационным протоколом. Например, если я вам заплачу в биткоинах, я не смогу забрать свои деньги обратно. А на практике это можно использовать smart-contracts.

То есть, наше взаимодействие обеспечивается и защищается правилами протокола – никто не может их нарушить. Я вам обещаю денежную сумму в БК. А Вы мне обещаете вернуть это в другой валюте по курсу. Эта обменная операция сейчас при традиционной системе проходит при большом количестве разных участников. А здесь, при том, что никто никому не доверяет, через smart contraсt мы можем взаимодействовать, поскольку мы знаем специальные правила контракта. Я на этот кошелёк пошлю мои биткоины, эта сумма к вам придёт только при условии, что вы пошлёте эквивалентную сумму в другой валюте. Если мы условия протокола не выполним, то биткоины не пойдут.

Волконский В.А.

А предложить другой обменный курс к доллару я могу при этом?

Маэль Р.

Вы делаете всё, что хотите, вопрос, соглашусь ли я.

Говтвань О.Дж.

За последние 2-3 недели я видел по крайней мере 2 сообщения о взломе биржевых площадок. Как это соотносится с надёжностью протокола? Риски есть?

Маэль Р.

Хакерство между агентами может быть. Можно украсть эти суммы. Но не протокол. Риски личные, конечно, есть.

Говтвань О.Дж.

По поводу энергоёмкости. Что будет с энергопотреблением на планете Земля, если все транзакции, проходящие по СВИФТу, перевести на биткоин?

Маэль Р.

Сегодня такой возможности нет. Количество транзакций ограничено самим протоколом. Это 7 транзакций в секунду. Но это только биткоин. Другие проекты действуют по другим правилам. Другие проекты не потребляют никакой энергии, или не больше, чем Гугл. Они позволят совершать гораздо больше сделок за единицу времени.

Хочу сослаться на выступление Клода. Мы только на первом этапе появления прототипа развития. Сейчас как раз разные архитектуры появляются. Время покажет, какие из них наиболее эффективны.

Говтвань О.Дж.

Я не против того, чтобы перевести на блокчейн депозитарную деятельность. Превратить в токены акции. Я хорошо отношусь к технологии блокчейн. Но причём тут деньги? В каждом социуме какую роль играют деньги? Деньги – это отношения не между индивидуумами, а между индивидуумом и социумом в целом. Блокчейн позволяет общаться друг с другом, но не с социумом в целом. Поэтому непонятен вопрос о происхождении денег. В обычных деньгах есть процесс пристройки долга общества к развитию экономики. Когда появляются новые деньги у экономики? Когда рынок или финансовые посредники выдают кредит, проводят определённую кредитную селекцию и оценивают перспективность определенного агента или проекта как эффективную. Эффективный проект или заёмщик требует эмиссии банковских денег. Если нормальный ЦБ оценивает коммерческие банки, эффективно кредитующие коммерческие банки он может рефинансировать. Это механизм пристройки денег к развитию экономики. В криптовалютах эмиссия независима от экономики.

Маэль Р.

Мне кажется, что банки не всегда делают то, что вы бы хотели, чтобы они делали. Проекты, которые с социальной точки  зрения благоприятны, не финансируются. Ваше определение долговой валюты хорошо для кредитной политики. Ведь до  19 века не было денег. Была металлическая система. Кредитами служили депозиты металлических денег.

Я даже в своём докладе имел в виду не только биткоины, а широко криптовалюту и её связи с проблемами, о которых вы говорите. Отвечая на вопрос о том, что криптовалюта – это вообще не деньги, потому что они не служат ни единицей счёта, ни платежа – тут я согласен. Но всё-таки именно биткоин даёт возможность использовать его протокол. Мы можем наблюдать, что протокол БК – это как новое транспортное средство. И пользователи смогут использовать БК только через транспортное средство по этому протоколу.

Вы ссылаетесь на три функции денег Аристотеля. Моё институциональное измерение заставляет меня говорить скорее об использовании. Для экономиста я могу показаться дисфункциональным. Через ряд местных валют можно понять, что ряд денежных инструментов – я как раз и думаю об этих инструментах – они вполне инструмент денежный. Можем вспомнить средневековье, когда эмитировали разные деньги, чтобы осуществлять операции. Во Франции – это абстрактная единица счёта, которая обеспечивала один и тот же знаменатель для всех. Был механизм, который позволял установить однородность разных видов валют в денежной системе. Когда речь идёт о валюте, которая ничего не финансирует, в результате моей встречи с людьми, которые используют криптовалюту в Париже – некоторые из них не имеют доступа к банковской системе, благодаря крипте они могут платить за квартиру. Вы наверное, в курсе, что Северная Корея в массовом порядке участвовала в этих хакерских атаках и благодаря такому денежному инструменту корейский режим получает свежие деньги. А если он имеет то измерение активов, о котором вы напомнили, я бы сказал, что это актив нового рода. То есть по экономической теории, это нас обращает к небольшой ликвидности через разные агрегаты – М3, М4. Скажите японцам, что этот актив не используется – они сами его ввели и им кажется невозможным его отменить. Мне кажется невозможным превратить напрямую акции предприятия в товар.

Говтвань О.Дж.

Ок, блокчейн – это финансовый транспорт. Клод нам говорил насчёт инноваций в экосистему. Чтобы здесь возникли деньги, существующих токенов мало. Много нужно чего создать. Платёжные технологии и пиринговое кредитование. Здесь может возникнуть экосистема, которая приведёт к созданию новых денег. Но до этого далеко. Это финансовый актив

Маэль Р.

Расскажите это проектам, которые собирали за 1 секунду по 800 млн. долл. Это тип биржевого финансирования.

Сапир Ж.

Одно замечание. Мне кажется, мы в этой дискуссии путаем 2 измерения криптовалюты. Первое: есть измерение чисто техническое, которое касается блокчейна. Во-первых, мы понимаем, что мы находимся на пути эволюции. Который открывает интереснейшие перспективы для многих акторов. То есть можно это сравнить с 1990 годом, если вспомнить о трицикле, когда понимали, что такой автомобиль возможен, но какой это будет автомобиль – предсказать будет трудно.

Есть параллельно с этим другое измерение. Это международная денежная система. Мы видели, что с начала 2007 года сырьё выступало как заместитель доллара. И мы видим, что фактическая гегемония доллара, начиная с 1975 года, с ямайских соглашений, продолжалась до 2007 года, когда была нарушена. Доллар продолжает использоваться в мировых сделках, но он используется потому, что нет ничего другого. Проблема в том, что имеются государственные акторы, которые ищут средства международной валютной системы, но есть и частные акторы. Есть огромная разница между этой ситуацией и Бреттон-вуддской системой 1973-1975 гг., поскольку тогда были только государственные акторы – центральные банки.

Поэтому вполне кажется нормальным, что как частные, так и публичные акторы пытаются проверить какие-то средства, чтобы поддержать или оспорить позиции доллара.

На мой взгляд, это вопрос конъюнктуры и того, когда придут реформы, которые обеспечат нормализацию ситуации. Вопрос в том, есть ли сегодня идея о том, что может служить формой нормализации или стандартизации.

Маэль Р.

Такой же вопрос задавался в 60-е и 70-е годы. Что касается общего взгляда на проблему – я хотел говорить об этом во второй части доклада. Там совершенно ясно, что денежная политика должна оставаться в руках ЦБ и ничто не должно ему мешать. То есть по сути, сохранятся черты аудита и прозрачности, мы увидим доказательства высокой энергоёмкости. Доказательные протоколы позволят это сделать.

Хочу закончить ссылкой на доклад президента Банка Франции 2017 года. Совершенно ясно, что эти системы не создают опасности для ЦБ. Их масштабы слишком маленькие, чтобы плохо повлиять на ЦБ и реальную экономику. Но хочу напомнить, что они кое-что финансировали. Я не думаю, что банки согласились бы профинансировать децентрализованный протокол, который имеет целью их убить. Те давления, которые испытывают акторы, как раз думают о структуре с большим количеством уровней. Чтобы создать кредитную систему, банковскую систему – это поглощает огромные средства, как и в прошлые века. Именно финансирование в гораздо меньшем масштабе может быть осуществлено при такой системе. Что меня сильно удивляет – что несмотря на такие преимущества, криптовалюты всё-таки вызывают отторжение. На неё смотрят только как на замещающую моду. А как я говорил, надо смотреть не как на замещение, а как на дополнение того, что есть. Потому что сам ЦБ в зависимости от того, как акторы информируются, сможет действовать по обстоятельствам. Как подчеркивает Бруадбен (?), эти технологии очень разные, в зависимости от того, кто их вводит в действие, какие цели ставятся,  и т.д. Как научная фантастика: если вдруг ЦБ захотят освободиться от своей резервной валюты. Через эти резервы банки ощутят своё бессилие, лишатся своей власти. Тогда ЦБ сможет эмитировать криптовалюту, которая пойдёт далеко за пределы простого кэша. Также, если бы банк захотел войти с конкуренцию с банковскими депозитами, потому что такой банк мог бы развить систему клиринга и оказывать влияние за пределами, для нас становится ясно, что мы делаем выбор – либо в эту систему, либо в ЦБ.

В статье о которой я говорю, это сделано так: конкуренция в этом случае будет незаконной. Банки имеют активы намного более высокого качества. Таким образом, мы бы имели возможность иметь деньги напрямую из ЦБ, создать маленький банк и дать возможность проводить обновлённую денежную политику.

Политика, основанная на низкой процентной ставке, пришла к своему пределу. Кэш позволяет нам защититься от отрицательных процентных ставок. ЦБ сможет это сделать.

Финальное заключение. Очень легко от криптоанархических притязаний – если бы это было плохо, это дало бы большую власть органу, который бы держал эту валюту. Телеэкран был бы заменён кошельком.

Говтвань О.Дж.

Жак, я предлагаю на следующем семинаре выделить по крайней мере пол-дня, а может быть и день, теме «Криптовалюты и перспективы развития денег». Я знаю, что от нас хотел Антон выступить, может, Маэль ещё продолжит, а свой текст заранее передаст ознакомиться. Наверно, Элен скажет.