Эколого-экономические модели и прогнозы в системе регионального управления

В статье представлены эколого-экономические модели, связывающие экономические и экологические показатели развития территории, что позволило разработать методику прогнозирования для оценки влияния развития экономики региона на окружающую среду применительно к Республике Карелия и построить прогноз для нее до 2020 г.

Развитие экономики сопровождается воздействием на окружающую среду. Создание новых и расширение существующих производств, прогресс в технологиях не только приводят к положительным экономическим и социальным результатам, но и имеют отрицательные стороны, в частности, ухудшение экологической обстановки. Построение моделей эколого-экономических процессов и основанные на них прогнозы дают возможность разработать перспективную концепцию путей развития регионов с учетом особенностей их территорий. Различные сценарии развития экономики предполагают соответственно существенно различающиеся экологические последствия, которые необходимо анализировать и учитывать при принятии решений федеральных и региональных властей.

С началом рыночных реформ фактически стала формироваться новая система управления экономикой регионов, которая строилась на основе адаптированных к новым условиям методов плановой экономики и методов, заимствованных из развитых стран, успешность применения которых невозможна без учета российской специфики [1-3]. В связи с этим потребовалось создание новой региональной системы прогнозирования, стратегирования и программирования развития экономики, которая была бы относительно самостоятельной, учитывала федеральные и региональные интересы и имела примерно 15-25-летний период упреждения с подготовкой более детальных документов на ближайшие годы [4-6]. Воздействие на окружающую среду необходимо учитывать на каждом этапе, используя агрегированные модели для прогнозирования на более длительный период [7]. На рис. 1 представлена упрощенная схема взаимосвязи прогнозирования, стратегирования и программирования.

Первоначально в ходе анализа процесса развития экономики региона и выявления существующих тенденций должно осуществляться дальнесрочное прогнозирование. В данном случае строятся демографические, ресурсные и агрегированные прогнозы развития экономики в целом, а также ее влияния на социальноэкологическую сферу на 20-40 лет. На этой стадии необходимо с помощью простых моделей оценить степень воздействия процессов, происходящих в экономике, на окружающую среду, выявить сложившиеся тенденции и сформулировать ограничения, которые необходимы при разработке концепции развития региона в целях учета требований улучшения качества жизни. В этом документе излагается система представлений о стратегических целях и приоритетах социально-экономической политики региона, важнейших направлениях и средствах реализации указанных целей, а также ограничениях, в том числе экологических. Основу документа составляет анализ сложившихся тенденций и возможностей их развития. Концепция призвана способствовать успешному взаимодействию в регионе власти, бизнеса и общественных институтов. В ее разработке должны участвовать специалисты, представители государственных, общественных организаций, бизнес-сообществ. Концепция является рамочным документом, содержащим основные принципы стратегии и территориальной схемы, адресована разработчикам и лицам, принимающим стратегические решения [4, 5].

Рис. 3. Коммуникационные коридоры района Томск – Кемерово

Рис. 1. Взаимосвязь основных документов по управлению развитием экономики региона

В ходе подготовки концепции необходимо разработать долгосрочный прогноз  на 15-25 лет, позволяющий на основе специальных, достаточно простых моделей построить варианты прогнозов социально-экономического развития, оценить их эффективность в достижении поставленных целей. В данном случае модель должна включать несколько секторов с существенно различающимися характеристиками (в том числе по воздействию на окружающую среду) для разработки нескольких вариантов развития экономики. Для анализа необходимы модели, позволяющие сопоставить различные инвестиционные решения.

Сравнительный анализ данных прогнозов используется для разработки стратегии развития региона на менее продолжительный период – примерно на 10-20 лет. На данном этапе происходит детализация важнейших целей развития как территории, так и отдельных секторов экономики, уточняются приоритеты и ограничения (включая экологические) и определяется механизм их учета в текущей политике властей. В ходе декомпозиции целей строится система подцелей, которая ориентирована на существующую систему управления, что позволяет формулировать для ведомств, учреждений и организаций среднесрочные цели и задачи, а также согласовывать с ними пути их достижения. Таким образом, стратегия должна дополняться концепциями развития отдельных секторов и политик, включая концепцию экологической политики.

На основе указанной стратегии разрабатываются более детальные модели развития отдельных видов экономической деятельности с оценкой их воздействия на окружающую среду [8 – 10]. Анализ полученных с помощью этих моделей среднесрочных прогнозов позволяет уточнить стратегические документы, конкретизировать механизмы их реализации и разработать среднесрочные целевые программы, включая экологическую.

Построение эколого-экономических систем обычно основано на синтезе достаточно сложных моделей экологии и экономики, которые трудоемки для проведения расчетов и сложны для теоретического анализа. Поэтому для целей дальне- и долгосрочного прогнозирования представляется перспективным подход, связанный с построением более простых моделей, результаты расчетов по которым за ретроспективный период дают относительно небольшое количество альтернативных управленческих решений. Данный подход в значительной степени базируется на работах по теории производственных функций [11, 12].

Прогноз экономических воздействий осуществляется по отдельным компонентам окружающей среды. Как правило, оцениваются воздействия на воздушную и водную среду (поверхностные воды); почвы и подземные воды; шумовую обстановку; экосистемы, растительный и животный мир; ландшафт; социально-экономическую ситуацию (в том числе – здоровье населения); климат. Исходной информацией для прогноза являются официально публикуемые по регионам статистические экологические показатели, а также оценки, представляемые экспертами – о выбросах загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников, сбросе загрязненных сточных вод в поверхностные водоемы, заборе воды из природных водных источников для дальнейшего использования, образовании токсичных отходов и др. [13, 14]. На основе простых показателей для дальнесрочного прогнозирования строятся комплексные показатели, отражающие общее воздействие развития экономики на природную среду региона.

В проведенных исследованиях в качестве факторов, воздействующих на экологию региона, использовались следующие показатели (количественные и структурные) – валовой региональный продукт (ВРП), оборот организаций, основные фонды, инвестиции в основной капитал и их структура, инвестиции в охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, текущие затраты на охрану окружающей среды и др.

Влияние производств на окружающую среду значительно разнится, и в ходе анализа данных целесообразно применять агрегирование видов деятельности в несколько секторов по степени их воздействия на окружающую среду [15]. Агрегирование позволяет в данном случае исследовать влияние структурной и инвестиционной политики, строя сценарии развития экономики региона при различном распределении инвестиций по секторам и направлениям (новое строительство, модернизация или природоохранная деятельность), оценивать воздействие на окружающую среду.

Основное преимущество предлагаемых двухфакторных функций загрязнения (1) и трехфакторных экологических инвестиционных функций (2), связывающих экономические и экологические показатели, состоит в том, что они позволяют исследовать динамику экологической эффективности инвестиций, анализировать влияние изменения структуры инвестиций и экономики и учитывать возможность компенсации одного фактора другим [15, 16]:

Z(t) = F(U1(t), U2(t), t),                                                  (1)

Z(t) = F(U1(t), U2(t), U3(t), t),                                        (2)

где: Z(t) – исследуемый экологический показатель; U1(t) – фактор, отражающий развитие экономики и, как правило, отрицательно влияющий на окружающую среду (инвестиции в экономику и новое строительство, ВРП и др.); U2(t) – фактор, отражающий природоохранную деятельность и положительно влияющий на окружающую среду (инвестиции в охрану окружающей среды, текущие затраты на эти цели и др.); U3(t) – фактор, отражающий изменение действующих производств и, как правило, положительно влияющий на окружающую среду (инвестиции в модернизацию производства и др.); t – год.

Для исследования эколого-экономических процессов вводятся факторные эластичности ε, являющиеся логарифмическими производными по соответствующим факторам. Параметры ε1, ε2 и ε3 можно охарактеризовать как эластичности загрязнения по факторам, определяющие степень их влияния. Так, при увеличении на 1% экономического показателя U1 исследуемый экологический показатель возрастает на ε1%, а при аналогичном увеличении природоохранного показателя U2 – уменьшается на ε2%, поскольку эластичность ε2 отрицательна. Для выявления влияния других факторов вводится понятие нейтрального экологического прогресса – параметра, который обусловлен изменением уровня загрязнения, не зависящим от исследуемых факторов. Основное воздействие на нейтральный экологический прогресс оказывают структурные сдвиги и технологические преобразования в отдельных секторах экономики [17]. Изменение параметров уравнений для построения сценарных условий обычно определяется посредством динамики факторных эластичностей и нейтрального экологического прогресса, который вводится через зависимость от времени: A(t) = exp(p × t), где p – темп нейтрального экологического прогресса, или интенсивность модернизации производства [15].

Расчеты проводились и по сложным функциям с меняющимися факторными эластичностями, и по относительно простым, например, по мультипликативной функции – аналогу производственной функции Кобба – Дугласа, иногда с учетом нейтрального экологического прогресса:

Формула 2, где μ и η константы (μ ≥ 0, η ≥ 0), темп нейтрального экологического прогресса обычно отрицательный [15].

Экологические инвестиционные функции позволяют учесть неоднозначность влияния развития экономики на экологические показатели в зависимости от вида деятельности и структуры инвестиций. Развитие экономики в основном ведет к количественному росту, большинство проектов оказывает чаще отрицательное воздействие, создание новых производств увеличивает в той или иной степени нагрузку на окружающую среду. В то же время модернизация действующего производства, переход к новым технологиям, инновационные проекты, перепрофилирование могут оказать положительное воздействие – существенно снизить нагрузку на окружающую среду.

В некоторых случаях строились функции, в которых в качестве зависимой переменной рассматривался прирост (или темп прироста) загрязнений, что позволяет использовать в качестве факторов объем инвестиций за год или за несколько лет, чтобы учесть лаг строительства. Следует отметить, что статистические характеристики в данном случае обычно оказываются хуже, чем при расчетах по абсолютным данным.

Исследование проводилось по Республике Карелия и отдельным регионам Северо-Западного федерального округа за весь период реформ (иногда за вычетом начала 1990-х годов[1]), отдельно за 1990-е и за 2000-е годы. Основные проблемы связаны с мультиколлинеарностью и коротким рядом данных, в частности, при расчетах за отдельные подпериоды. Часто менялись методики расчета некоторых показателей (классификация отходов, структура инвестиций по направлениям и др.). Особенностью региональных данных является также подверженность размеров инвестиций достаточно сильным колебаниям. Так, в отдельные годы инвестиции в охрану атмосферного воздуха увеличивались в 4-5 раз или уменьшались в 2-3 раза, в то время как в Карелии в 2008 г. они превышали уровень 1990 г. в 352 раза. Объем водоохранных инвестиций в 2008 г. составлял лишь 6,6% к уровню 1990 г. Получить достоверный результат удавалось после детального и тщательного анализа данных.

Прогнозирование включает четыре этапа, на основе сценарного подхода строятся сценарные условия, соответствующие различным вариантам эколого-экономической политики.

Первый этап. Рассматриваются основные показатели развития, выявляются особенности территории и выделяются основные секторы. Анализируются первичные данные, по исходным и «сглаженным» данным строятся графики взаимосвязи экологических, экономических и природоохранных показателей для приближенной оценки динамики факторных эластичностей и выделения периодов с различным поведением показателей. Для выбора функций также строятся линии равного загрязнения (подобно изобарам) при разных значениях факторов. По аналогии с изоквантами их можно назвать изовастами. В результате определяются ограничения на параметры функций и происходит выбор наиболее подходящих для расчетов функций, прежде всего исходя из соответствия поведения факторных эластичностей.

Второй этап. С учетом результатов проведенного ранее анализа данных подбираются уравнения и оцениваются их параметры за отдельные периоды и за ретроспективу в целом. Затем анализируются результаты расчетов, выясняется, почему для отдельных видов функций факторная эластичность по экономическому показателю является отрицательной, а скажем, факторная эластичность по природоохранному показателю – положительной. При необходимости уточняются, дополняются или корректируются данные. Полученные параметры уравнений также анализируются и сравниваются с результатами предварительного изучения графиков. Выбор функций для прогнозирования, которые описывали бы исследуемые процессы наиболее адекватно, осуществляется с учетом полученных статистических характеристик. Отметим, что для Карелии эластичность по природоохранному показателю оказывалась низкой, а в отдельных случаях полученные параметры – незначимыми.

Третий этап. Задаются различные сценарные условия, которые определяют варианты внешнего воздействия на исследуемые процессы, а также влияния политики федеральных и региональных властей. В модели это выражается различиями в распределении инвестиций, воздействии других факторов и в изменении параметров уравнений. Для данной задачи важно выявить сдвиги в социально-экономической и экологической политике. Полученные по ретроспективным данным параметры уравнений являются параметрами для одного из сценариев, определяемого как инерционный. В сценариях развития региона действия субъекта управления могут привести к изменению сложившихся эколого-экономических взаимосвязей и соответственно параметров уравнений. Для каждого варианта эколого-экономической политики определяются сценарные условия, которые сводятся к изменению параметров уравнений (оно должно быть обосновано результатами ретроспективного анализа) и различным вариантам динамики экономических и природоохранных показателей.

Четвертый этап. Согласно выбранным сценарным условиям в результате прогнозирования формируются собственно сценарии (количественные оценки развития экономики и ее влияния на окружающую среду), отражающие те или иные варианты внешнего воздействия, а также результаты политики федеральных и региональных властей.

Анализ развития экономики Карелии за период реформ показал, что в 1990-х годах спад в экономике привел к уменьшению отрицательного воздействия на окружающую среду. Начавшийся с 1999 г. рост экономики в большинстве регионов создал угрозу значительного ухудшения экологической ситуации. В реальности увеличение степени загрязненности оказалось не столь значительным, а по некоторым показателям экономический рост сопровождался даже уменьшением экологической нагрузки [15].

В Карелии наибольшую нагрузку на окружающую среду оказывают предприятия целлюлозно-бумажной промышленности и металлургии, такие как ОАО «Карельский окатыш», ОАО «Кондопога», ОАО «Сегежский ЦБК», ОАО «ЦЗ «Питкяранта» и Надвоицкий алюминиевый завод, а также ОАО «ЛФК «Бумэкс» и ЗАО «Петрозаводскмаш».

Вместе с тем следует отметить, что вредное воздействие на окружающую среду металлургической промышленности в регионе уменьшилось вследствие ряда мероприятий по ее модернизации. Так, на ОАО «Карельский окатыш» выбросы сернистого ангидрида сократились к уровню 1990 г. в 2 раза, а модернизация обжиговых машин позволила сократить выбросы азота и серы. Начавшаяся в Надвоицах модернизация позволила снизить суммарные выбросы вредных веществ, сократить количество фтора в воде до нормы. Предприятия целлюлозно-бумажной промышленности также реализовывали природоохранные проекты. ОАО «Кондопога» с 1994 г. вложило около 1 млрд. руб. в мероприятия по уменьшению выбросов в атмосферу и 1,8 млрд. руб. – на решение проблем очистки воды. Доля повторного и оборотного использования воды возросла на треть и достигла 86%. Выбросы диоксида серы сократились и составили 36% к уровню 1990 г. С 1999 г. ведется модернизация биологических очистных сооружений. Модернизация на ОАО «Сегежский ЦБК» позволила снизить выбросы в атмосферу и улучшить очистку воды. ОАО «ЦЗ «Питкяранта» также проводит модернизацию оборудования, что уменьшает вредное воздействие на окружающую среду.

На рис. 2 показано изменение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников в зависимости от динамики ВРП Республики Карелия с 1990 по 2009 г. Объем ВРП уменьшался с 1991 до 1998 г., затем начинал расти и снова падал в 2008-2009 гг. Объем выбросов практически непрерывно снижался, составив в 2009 г. 35% к уровню 1990 г. Выделяются два подпериода с разной зависимостью выбросов от динамики ВРП, которые должны описываться разными функциями. Если до 1998 г. тенденция понятна (при снижении ВРП более чем вдвое почти так же уменьшились и выбросы), то после девальвации рубля начавшийся экономический рост вскоре стал сопровождаться снижением выбросов в атмосферу. Следовательно, природоохранные мероприятия, модернизация оборудования и структурные сдвиги в экономике способствовали улучшению экологической ситуации. В 2009 г. инвестиции в охрану атмосферного воздуха были в 145 раз больше, чем в 1990 г.

Данные выводы подтверждает и анализ графиков зависимости выбросов в атмосферу от инвестиций в экономику Карелии. Значит, при использовании двухфакторной функции загрязнения необходимо вводить дополнительный параметр – нейтральный экологический прогресс, а для трехфакторных экологических инвестиционных функций – специальные переменные, чтобы учесть тот факт, что вложения в модернизацию стали приносить результат только в 2000-х годах. Расчеты подтвердили предположение: различие между подпериодами исчезало при введении нейтрального экологического прогресса – параметра, отражающего структурные сдвиги в экономике Карелии и активную модернизацию предприятий в 2000-х годах.

 

Изменение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных

Сброс загрязненных сточных вод (рис. 3) не имел определенной тенденции в последние 20 лет и снизился не столь значительно. Объем ВРП уменьшался с 1991 до 1998 г., затем начинал расти и снова падал в 2008-2009 гг. Объем сбросов снижался, рос и снова снижался, повторяя колебания ВРП. С падением ВРП в 2 раза он уменьшился лишь на 36% к 1996 г., а затем даже немного увеличился, несмотря на продолжающееся падение ВРП. При росте ВРП сброс загрязненных сточных вод возрос примерно на 20%.

В целом данный график показывает, что зависимость сброса сточных вод от ВРП достаточно хорошо описывается однофакторной функцией, отклонения от которой невелики – значит, влияние природоохранных инвестиций и модернизации незначительно. Зависимость сброса неочищенных сточных вод от инвестиций в экономику Карелии носит также линейный характер (с небольшими отклонениями), что подтверждает незначительность влияния других факторов, в частности природоохранных инвестиций.

Анализ взаимосвязи суммарных за три года инвестиций (текущий и два предыдущих года в сопоставимых ценах) в охрану водных ресурсов Карелии и динамики сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты (рис. 4) показал, что значительные колебания размера инвестиций (почти в 10 раз) сопровождаются относительно небольшими изменениями объемов сброса загрязненных сточных вод. Значит, влияние данного фактора на самом деле невелико. В 2009 г. на охрану водных ресурсов было выделено лишь 13% инвестиций от уровня 1990 г.

 

Изменение сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты

Рис. 4. Изменение сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты (1992 г. = 100%) в зависимости от динамики инвестиций в охрану водных ресурсов Карелии (сумма инвестиций за 1990-1992 гг. в сопоставимых ценах = 100%) 

Расчеты, которые проводились на основе данных Республики Карелия по предложенным выше функциям, позволили определить несколько зависимостей, которые достаточно хорошо отражают реальность, и оценить влияние основных факторов. Поскольку влияние данных факторов менялось с течением времени, то использовались функции с переменными факторными эластичностями.

Расчеты для двухфакторных функций по выбросам в атмосферу были возможны лишь при учете показателя нейтрального экологического прогресса. Поскольку влияние модернизации в 2000-х годах было существенным, присутствует значительный отрицательный темп нейтрального экологического прогресса: p = -0,051. Влияние объема ВРП Карелии на выбросы постепенно уменьшалось: его прирост на 1% вызывал увеличение выбросов в атмосферу на 0,5% в начале 1990-х годов и на 0,3% в конце 2000-х. Прирост природоохранных инвестиций на 1% вызывал уменьшение выбросов примерно на 0,01%.

Выявление влияния модернизации на экологическую ситуацию в регионе потребовало при построении трехфакторных функций введения специальных переменных для учета лага проявления эффекта принятых мер. Выяснилось, что прирост на 1% кумулятивных инвестиций в новое строительство увеличивал выбросы на 0,19%, на модернизацию – уменьшал выбросы на 0,04%, в охрану атмосферного воздуха – снижал выбросы на 0,03%:

Z(t) =8,79U10,191(t)U2−0,033(t)U3−0,042 .                                (4)

Несколько по-иному выглядит результат инвестиций в охрану водных ресурсов. Прирост ВРП на 1% приводил к росту сбросов загрязненных сточных вод на 0,4% в начале 1990-х и конце 2000-х годов и на 0,3% в середине периода. Вложения в модернизацию предприятий и водоохранные инвестиции не оказали заметного влияния на сбросы загрязненных сточных вод.

Анализ возможности использования предложенных функций для прогнозирования проводился на основе данных по регионам Беломорья и Республике Карелия [15, 16]. Сценарные условия были взяты из Стратегии социально-экономического развития Республики Карелия до 2020 г. [4]. Прогнозирование выбросов в атмосферу осуществлялось по функции (4). В Стратегии выделены три сценария развития Карелии – консервативный, базовый, инновационный. Первоначально уточнялись экономические сценарные условия каждого из сценариев – проводилась детализация структурной и инвестиционной политики, пересчитывалась динамика макропоказателей с учетом новой информации, прежде всего глубины кризиса 2008-2009 гг. Сценарные условия дополнялись разделом по экологической политике, который определял динамику природоохранных инвестиций в целом и в охрану атмосферного воздуха в частности, а также изменение параметров уравнения (4) в соответствии со структурной политикой.  В консервативном сценарии инвестиции в охрану атмосферного воздуха снижались до уровня 2003 г. и затем к 2020 г. достигали уровня 2008 г. В базовом сценарии они уменьшались вдвое за и возвращались на уровень 2008 г. к 2018 г., а в инновационном после падения они к 2020 г. в 1,5 раза превышали уровень 2008 г. Инновационный сценарий характеризуется ростом ВРП на 75%, однако за счет активных структурных сдвигов возобновляется тенденция к снижению выбросов в атмосферу после выхода из кризиса (рис. 5).

 

Прогноз выбросов в атмосферу от стационарных источников

Рис. 5. Прогноз выбросов в атмосферу от стационарных источников в соответствии  с тремя сценариями развития экономики Карелии, % к 1990 г.

Реализация инновационного сценария требует не только «экологизации» традиционного природопользования и сохранения экологического равновесия в процессе экономического развития, но и активных мер по улучшению состояния окружающей среды. С момента достижения определенного уровня (в соответствии с кривой Кузнеца) дальнейшее экономическое развитие сопровождается уменьшением экологической нагрузки благодаря структурным сдвигам в экономике и модернизации производства (как показано выше). Региональная инвестиционная политика должна быть направлена на привлечение инвестиций в новые отрасли и применение передовых технологий на действующих предприятиях. Таким образом будет осуществлен переход к регулированию нагрузки на окружающую среду. Этот подход предполагает установление единых технических стандартов и предельно допустимых уровней загрязнения, достижимых при использовании конкретной технологии.

В настоящее время предприятия, проводя модернизацию, преодолевают разрыв в технологиях, который формировался с середины 1960-х годов. Новые технологии приводят к уменьшению вредного воздействия на окружающую среду, и этот эффект продолжится в течение 10-15 лет. Высокая капиталоемкость проектов в металлургии и целлюлозно-бумажной промышленности и высокие риски инвестирования в российскую экономику даже в оптимальном сценарии не позволяют преодолеть этот разрыв раньше. В дальнейшем основное влияние на выбросы будут оказывать структурные сдвиги в экономике, более быстрое развитие сферы услуг.

В инновационном сценарии вложения в новое строительство к 2020 г. по сравнению с 2010 г. увеличатся в 3 раза, в основном в отрасли, слабо влияющие на окружающую среду. Вложения в модернизацию к 2020 г. должны удвоиться при росте их эффективности и использовании новейших технологий. Также должна увеличиться эффективность природоохранных вложений и измениться их структура. Экологическая программа Карелии в большей степени должна быть ориентирована на охрану водных ресурсов и уменьшение отходов.

Наибольшее влияние на окружающую среду оказывают металлургия и ЦБП (более ¾ выбросов в атмосферу и ½ сбросов загрязненных вод), соответственно модернизация именно этих отраслей даст наибольший эффект. В настоящее время в основном осуществляется постепенная замена оборудования на действующих предприятиях, в дальнейшем необходима реализация крупных новых проектов основанных на принципиально новых технологиях (как проект «Белый медведь») взамен старых производств, прежде всего в ЦБП.

Итак, можно сделать вывод о том, что предложенные модели и разработанная методика позволяют оценивать влияние развития экономики территории на состояние окружающей среды, анализировать принимавшиеся ранее решения по развитию экономики с точки зрения их влияния на окружающую среду и могут применяться при обосновании мер перспективной региональной эколого-экономической политики в системе регионального управления.

[1] Ввиду ненадежности сведений за 1990-1993 гг., прежде всего из-за роста цен и сложности получения сопоставимых данных (размер инноваций, ВРП и т.д.).

Литература

 

  1. Стратегическое планирование и управление: современное состояние / Под ред. А.Н. Петрова и Л.Г. Демидовой. СПб.: ИВЭСЭП, 2002.
  2. Селин В.С. Роль прогнозирования в формировании стратегии регионального развития // Проблемы прогнозирования. 2009. № 6.
  3. Сухарев М.В. Когнитивный подход и инновационные методы регионального управления // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития. 2006. № 4.
  4. Толстогузов О.В. Стратегия периферийного региона в условиях ограничения информации. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2010.
  5. Стратегии социально-экономического развития субъектов Российской Федерации. М.: ГНИУ СОПС, 2003.
  6. Опыт анализа и прогнозирования развития регионов России / Под ред. М.Н. Узякова. М.: СОПС, 2002.
  7. Дружинин П.В. Прогнозирование развития экономики приграничного региона: проблемы и методы // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития. 2006. № 4.
  8. Моделирование социо-эколого-экономической системы региона / Под ред. В.И. Гурмана, Е.В. Рюминой. М.: Наука, 2001.
  9. Рюмина Е.В. Анализ эколого-экономических взаимодействий. М.: Наука, 2000.
  10. Proops J., Safonov P. Modeling in Ecological Economics. Cheltenham: Edward Elgar, 2004.
  11. Иванилов Ю.П., Рассадин В.Н., Положищников В.Б. Производственная народнохозяйственная функция. М.: ВЦ АН СССР, 1983.
  1. Бессонов В.А. Проблемы построения производственных функций в российской переходной экономике. М.: ВШЭ, 2002.
  2. Регионы России. Социально-экономические показатели. Стат. сб. М.: Росстат, 2010.
  3. Республика Карелия в цифрах. Стат. сб. Петрозаводск: Карелиястат, 2010.
  4. Дружинин П.В., Шкиперова Г.Т., Морошкина М.В. Моделирование влияния развития экономики на окружающую среду. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2009.
  5. White Sea. Its Marine Environment and Ecosystem Dynamics Influenced by Global Change. Springer. 2005.
  6. Замятина М.Ф. Теоретико-методологические основы экологизации экономического и технологического регионального развития // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития. 2006. № 1.