«Огонь за спиной». Академик Порфирьев о лесных пожарах в Сибири

Российская Газета 19.12.2019

Если человек бросает земли, на них приходят пожары

Когда люди покидают деревни и села, дороги и поля зарастают борщевиком и лебедой. Уходя, человек дает волю стихии, брошенная земля начинает гореть и тонуть. А иногда огонь и большая вода выходят к людям.

Климатологи винят в катаклизмах природы глобальное потепление. Кто виноват, ясно, а что делать, “РГ – Неделя” спросила ведущих ученых на “круглом столе” в редакции.

По переписи населения 1959 года в России было 294 тысячи сельских населенных пунктов, а перепись 2010 года насчитала только 153 тысячи сел и деревень. Из них 19,5 тысячи – без постоянного населения. По сельхозпереписям 2006 и 2016 годов, общая земельная площадь сельхозорганизаций и других категорий сельхозтоваропроизводителей сократилась на 100 млн гектаров, в том числе сельскохозяйственные угодья – на 23 млн гектаров.

Александр Петриков, руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики

– Нельзя бросать землю. Сейчас судьба сельских территорий находится в руках городского населения. Недавно приняли Стратегию пространственного развития РФ до 2025 года. Но там нет раздела по сельским территориям, перечисляются лишь отдельные меры. Хорошо, что по поручению президента в июне принята госпрограмма по комплексному развитию сельских территорий. Председатель правительства сказал, что это почти что национальный проект. В программе комплексного развития сельских территорий заложено 2,3 трлн рублей. Хотя минсельхоз представлял расчеты на 6 трлн рублей. На 2020 год – первый год реализации программы – предлагалось изначально выделить 79,2 млрд рублей. Но в принятом федеральном бюджете на три года эта сумма сокращена до 36 млрд.

В огне лесных пожаров в мире ежегодно погибают 30 человек, а от дыма умирают 300 тысяч

В программе в качестве бюджетополучателей выделены города с численностью до 30 тысяч населения. В то время как есть нацпроект по жилью и развитию городской среды, было бы логично увидеть там и сельские территории. Почему малые города будут финансироваться за счет недофинансированных сельских территорий?

Программа комплексного развития сельских территорий подразумевает привлечение частных инвестиций. Но каким инвесторам интересна сельская глубинка? Необходим закон об устойчивом развитии сельских территорий. Чтобы оперативно противостоять рискам – техногенного ли, человеческого ли, природного ли характеров, необходимо существенное укрепление бюджетов административных районов и сельских поселений. Или, например, возьмите KPI – оценку эффективности деятельности региональных властей. Губернаторы отвечают за состояние региона в целом. И зачастую у них есть соблазн сэкономить на сельских расходах, сделав хорошую картинку по региону в целом в ущерб сельской местности. Мы уже несколько лет предлагали ввести разбивку на город и село в этих KPI. Нельзя не вспомнить о состоянии земельного фонда. За годы реформ существенно сокращены мелиоративные программы, практически свернута агролесомелиорация. До сих пор не определена правовая судьба лесополос, где часто возникают пожары. Кто смотрит за ними? Сейчас их хотят отдать в ведение муниципалитетов, но они не готовы к этому.

Или, например, взять судьбу так называемых колхозных или сельских лесов. Их же тоже передали от сельхозпредприятий в лесной фонд. А мы знаем, как осуществляются контроль, мониторинг и уход за землями лесного фонда. У нас лесничих не хватает. Если люди бросают земли, их занимает стихия.

Борис Порфирьев, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

– Согласно мировому опыту, который подтвердили пожары этого года в Сибири, основную опасность представляет дым: если в огне лесных пожаров в мире ежегодно погибают примерно 30 человек, то от дыма преждевременно умирают 300 тысяч человек, не говоря уже об ущербе здоровью населения. Примерно такая же разница в людских потерях- в десятки тысяч раз! – отмечена в катастрофических пожарах лета 2010 года в России. Сколько в этом году жителей Красноярского края пострадали от задымления? Такими данными я не располагаю. Однако, сомнений нет, оперативное реагирование даже на удаленные от населенных пунктов лесные пожары необходимо: используемый для принятия решений критерий непревышения прогнозируемых затрат на их тушение над прогнозируемым вредом от пожара должен быть пересмотрен, а финансовое и материальное обеспечение Авиалесоохраны – существенно укреплены.

Острейший вопрос – подсчет материального ущерба. Надо иметь в виду, что он носит весьма приблизительный характер.

Одна из причин того, что сегодня пострадавшие от серии наводнений в Иркутской области люди не могут полноценно компенсировать потери дома, имущества, в том, что выплаты рассчитываются по балансовой, а не по рыночной стоимости утерянного имущества (как предусмотрено законом о создании системы добровольного страхования жилья, вступившим в силу в начале августа). И когда людям выдают деньги, чтобы они приобрели жилье, его рыночная цена, взвинченная после наводнения, оказывается значительно выше суммы компенсации, не говоря о том, что и выплаты получили далеко не все пострадавшие.

Наконец, помимо прямых потерь есть еще и косвенный ущерб (дополнительные расходы на переселение и обустройство на новом месте, прерывание бизнеса и недопроизводство продукции и услуг и т.д.). При этом сюда не включаются затраты на спасение людей и имущества. В среднем в мире совокупные издержки от природных бедствий кратно (в 3-5 раз) превышают прямой урон, на основе которого рассчитываются компенсации.

Ни одна их доступных мер защиты не должна быть проигнорирована – от пресловутого пожарного щита, ведра с песком и огнетушителя, а также лодки и багра (в отношении пожаров и наводнений, соответственно) до страхования имущества, при потере которого всеми процедурами урегулирования убытков будет заниматься не находящийся в стрессовом состоянии его хозяин, а страховщик.

При этом более перспективной и эффективной представляется система не добровольного страхования жилья, которая создается в стране согласно упомянутому закону, а обязательного страхования рисков, которое должно стать неотъемлемой частью процедуры оформления жилья в собственность.

Вячеслав Никитин, заведующий лабораторией гидроэнергетических и водохозяйственных проблем энергетики Института систем энергетики

– Обязательным требованием этой системы является определение зон риска. Исходя из степени риска будут рассчитываться страховые взносы для собственников недвижимости. Люди начнут сами задумываться: то ли им строить дома в зоне возможного подтопления и платить высокие страховые взносы, то ли переехать в более безопасное место.

Нужна законодательно закрепленная ответственность органов власти, которые в зонах риска выделяют земли под застройку или узаконивают неправомерные объекты.

Подобная схема, кстати, распространена в США. “У тех людей, которые проживают в зонах риска, совершенно другие страховые взносы, чем у людей, живущих на спокойных территориях. Но в Америке есть и государственные субсидии для муниципалитетов в зонах риска”, – добавляет Порфирьев.

Как не банально это звучит, нужно просто соблюдать закон. “Сегодня правительством подготовлена огромная нормативная база. И если ее соблюдать, то много бед удастся избежать, – говорит исполняющий обязанности начальника ФБУ “Авиалесоохрана” Николай Кривошеев. – Например, есть запрет на выжигание сельхозземель. Есть постановление правительства № 807, где прописаны обязательства смежников проводить противопожарное обустройство границ собственников земельных участков. Если даже эти нормативы будут выполняться, то ущерб однозначно будет минимизирован”.

Не стоит упускать из вида и такой простой способ предотвращения беды, как профилактика. “Это подворовые обходы, беседы и лекции при наступлении пожароопасного сезона. Работа со школьниками. Ведь 80% всех лесных пожаров происходит из-за человеческого фактора. Ранние весенние пожары – это 100% человеческий фактор. В этом году при участии Гринписа, Рослесхоза и “Авиалесоохраны” мы подготовили и выпустили три мультфильма для детишек на противопожарную тематику. Мультики смотрят – уже более 8 млн просмотров отмечено, – рассказывает Николай Кривошеев. – В нынешнем году на обновление материально-технической базы лесопожарных формирований выделяется 6,3 млрд рублей. Регионы уже приобрели более 2,5 тысячи единиц техники и 7,5 тысячи единиц оборудования, часть из которых уже участвовали в тушении лесных пожаров. На 2020 год выделяется 3,6 млрд рублей. С 2020 года вступают в силу правила компенсационного лесовосстановления, то есть будет обеспечен баланс между выбытием и воспроизводством леса”.

Комментарии: