Выступление: “Перспективы развития российской энергетики в инвестиционном сценарии (газификация, энерго- и теплоснабжение)”

Это видео входит в серию выступлений с LVII сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“. Видео канала Eurasieexpress.

Презентация

Стенограмма выступления

Семикашев

Моё предыдущее выступление в Москве касалось возможностей взаимодействия между Россией и Европой в энергетической сфере. Сегодняшнее выступление является продолжением этой темы.

Хочу рассмотреть три сектора: то, что связано с внутренней экономикой, с внутренним потреблением энергии в России. Александр Широв раскладывал экономический рост на влияние по секторам. 2-3% были из энергетического, сырьевого сектора. К вопросу об актуальности – около трети наших инвестиций это инвестиции в энергетику. Изменение этих показателей внесёт свой вклад в экономический рост. С другой стороны, я вижу некоторую связь с докладом Говтваня. Те сюжеты, о которых он рассказывал, что процентная ставка различается для разных субъектов – такие же сюжеты есть в трех этих секторах. Покажу эти три сектора, опишу проблему, какой был анализ и какие были результаты. Будет предложено два варианта мер экономической политики в этих секторах. Первый – в рамках сохранения управленческой, институциональной парадигмы. И второй – если можно сильно менять экономическую политику. Дискуссия между Шировым и Кувалиным, можно ли поменять налогообложение, является ли это управляющим параметром экономической политики, или это зафиксировано.

Первая проблема – газификация населения Россия. Население России потребляет около 50 млрд кубометров газа, это сопоставимо с общим потреблением Франции или Германии. При этом уровень газификации – 66-68%. Как устроен этот процесс? Он разбит на три стадии. Газификацией занимается компания Газпром. Она строит магистральную трубу крупного масштаба. Далее регионы должны строить трубы среднего масштаба и далее потребители должны заплатить деньги за разводку по населенному пункту и ввод в дома. Совокупно это 30-60 млрд руб. Где-то 2-4% совокупных инвестиций в России. Мы имеем дело с достаточно крупным процессом, чуть меньше 10% потребления газа и важный процесс в финансовых показателях.

Вот экономика поставок. Три группы разных компаний. Газпром имеет большие издержки в добыче и платит налоги. Другие компании имеют меньшие издержки в добыче и не платят налоги. Если взять цену поставок до потребителя, у остальных компаний есть маржа, которая помогает им поставлять. Для Газпрома прибыль минимальна, это её социальная нагрузка. Свои инвестиции в размере 30-50 млрд рублей они осуществляют по остаточному принципу – как потерянные деньги.

Если посмотреть статистику Росстата, уровень газификации не растёт. Число новых жилых домов в России увеличивается темпами не меньшими, чем газификация старых домов. В итоге мы получаем ,что только Газпром может этим заниматься, тратит деньги на газификацию, компании это денег не приносит и это очень дорого для потребителей.

Была сделана работа – попробовали оценить, сколько надо инвестиций, чтобы закончить этот процесс. Была оценена потребность населения в газификации, туда были отнесены домохозяйства, которые не имеют подключения к газу или централизованному теплоснабжению. Здесь представлена группировка – у нас 4 группы регионов, число регионов в каждой из групп. И оценка инвестиций – сколько надо, если продолжать заниматься этим методами Газпрома. Общая цифра – 9 трлн рублей, больше 100 млрд евро. Это позволить увеличить газификацию с 68 до 84%. И это 2/3 всех годовых инвестиций в России.

Понятно, что такими способами эту проблему не решить. Это первый вывод.

Экономически процесс выгодный, но не сегодняшними методами. Предлагается 3 различные меры по решению проблемы. Это мягкие меры, без реформы отрасли.

  1. Для новых потребителей газа убрать налог. Появится потенциал, чтобы Газпрому это было финансово интересно. Это газ, который ещё не добыт – т.е. он не приведёт к падению доходов
  2. Инвестиций слишком много нужно даже для Газпрома. Надо предложить и другим компаниям этим заняться. Могут сказаться факторы конкуренции, опыта других больших компаний по организации крупных проектов в секторе газа, газоснабжения. Доступ к более дешёвому финансированию. Альтернативными операторами могут быть Новатэк, Лукойл, Роснефть, которые получают дешёвое финансирование. Есть 20-30 регионов, где может этим заняться не в трёхзвенной логике, а в логике комплексного проекта – это будет дешевле
  3. Сейчас на европейском рынке создалась ситуация, когда если из России будут конкурирующие поставки ,это не приведёт к снижению цены. Это одно из условий для того, чтобы делать реформу газовой отрасли, либерализовать экспорт. В рамках этой реформы можно либерализовать внутренние поставки. У нас достаточно большие запасы газа у прочих компаний и они могут рентабельно его поставлять на экспорт.

10-15 млрд.кубометров газа дополнительного потребления за счёт увеличения газификации – заметный объём.

Второй сюжет – инвестиции в электроэнергетику. В России была проведена реформа, приватизировали электростанции. Был создан оптовый рынок электроэнергии, мощности, где электростанции между собой конкурируют. Однако, при этом в отрасли, которая стала в значительной степени частной, не был создан механизм приведения к окупаемости инвестиций. На первом этапе с 2008 по 2022-2023 год было выбрано какое-то количество проектов и эти проекты были реализованы по спецмеханизму возврата инвестиций «договор на предоставление мощности». В итоге компании научились тому, что не надо инвестировать на свой риск – государство заплатит за инвестиции, обеспечит их возврат. И не хотят совершать никаких инвестиций, кроме необходимых ремонтов. Кроме того, когда создавался оптовый рынок электроэнергии, были созданы неравнозначные и видимо неудачные условия для разных типов генерации – атомной, гидро- и тепловой. В худших условиях оказались электростанции, которые производят и электроэнергию и тепло. Рынок электроэнергии не учитывает, что станции производят ещё и тепло, которое функционирует по другим правилам. Из-за этого такие станции, которые являются наиболее зелеными и эффективными по мере топлива, эксплуатируются неэффективно и некоторые даже убыточно.

Другим последствием реформы стали высокие цены на электроэнергию в России. Для малого бизнеса в регионах цены бывают больше 0,10 евро за кВт*ч. Это достаточно высокие цены, учитывая, что у нас своё дешёвое топливо.

По мере завершения этой программы, когда были гарантированы эти выплаты и составляли большую часть в цене, эти инвестиции окупились и выплаты заканчиваются. Была разработана новая программа примерно в тех же объемах и на тех же принципах гарантированного возврата инвестиций. Примерно около 15% генерирующих мощностей должно быть модернизировано в рамках этой программы. В ней должен быть акцент на ТЭЦ, поскольку они в худшей ситуации оказались. Уже состоялся 1 из 6 этапов в выборе инвестпроектов и краткие результаты таковы. 60% всех инвестиций досталось одной компании – ИнтерРАО ЕЭС, 80% из них – не в ТЭЦ, на что планировалось, а в другие станции. И 80-90% всех денег пойдёт на ремонты, а не на модернизацию. То есть, ремонты будут делаться не с амортизации, не из собственных средств, а из дополнительной платы потребителей. При этом я напомню: мощностей электростанций в России больше, чем надо, есть избыток. А проблем старых ТЭЦ такой подход не решает.

Каковы должны быть меры политики. Нужны новые правила организации рынка – нужна реформа рынка. Когда компании должны иметь возможность инвестировать и рисковать своими деньгами.

  1. Лучший отбор проектов, чтобы не было концентрации на неудачных проектах
  2. Учесть конкуренцию с другими сегментами отрасли – сети или другой вид генерации
  3. Использовать другое финансирование. В России высокие ставки для коммерческих компаний по кредитам, для банков удачно финансировать такие проекты, они безрисковые и окупятся. При этом ставки вполне коммерческие, ближе к 15-16%, а не к 7-8%. У меня тезис такой: решение о том, что эти инвестиции необходимы, приняло государство. А решение принято совместно Минэнерго и едиными оператором системы. Можно использовать средства инвестиционных фондов под меньший процент, чем коммерческие кредиты. Это сократило бы влияние на цены и платежи потребителей за эту программу

Третий сюжет – теплоснабжение. Это крупная отрасль российской промышленности. Вот показатели выручки и экономики сектора в млрд руб., интересно, что теплоснабжение всегда было плохим сектором, выручка не покрывала затраты. В последние 5-7 лет экономически сложилась следующая ситуация: соотношение между текущими тарифами, потенциалом повышения эффективности в системах и стоимостью инвестиций в это повышение эффективности для большого числа систем стало таким, что эти инвестиции можно осуществлять. Здесь ограничением выступает регуляторная политика. Дело в том, что все тарифы устанавливаются по методу «затраты+». Это означает, что если повысить эффективность и снизить затраты, то снизится тариф. К тому же, у самого сектора нет ресурсов для инвестиций. А внешние не могут прийти, поскольку есть тарифное регулирование.

Вот структура источников инвестиций. 70-80% – это собственные средства, в основном амортизация. Эту проблему можно решить двумя механизмами, которые сейчас активно развиваются.

  1. Механизм концессий
  2. «Новая модель рынка», «альтернативная котельная».

Уже много проектов реализуется по этим механизмам, но они тоже имеют свои ограничения. Проблема концессий в том, что они передаются пользователю на ограниченное время и инвестор делает минимальные инвестиции, чтобы они окупились, наводит банальный порядок в системе. Это позитивный процесс, но коренная перестройка системы дала бы больший эффект для инвестиций, новых технологий, и т.д. Полезно было бы предусмотреть механизм приватизации систем теплоснабжения квалифицированным инвесторам.

Альтернативная котельная может решать проблемы совсем запущенных систем, но этот метод нельзя использовать повсеместно. В системах, где много ТЭЦ, это приведёт к тому, что сильно повысятся цены и ТЭЦ будут вытеснены за счёт тепла котельных. Или один из двух этих результатов случится.

Для теплоснабжения необходим другой механизм, который бы минимизировал рост тарифов и позволял бы вести инвестиции. Такое ощущение, что экономические условия сложились, а инструменты отсутствуют. Одним из инструментов может быть создание условий для загрузки ТЭЦ в рамках рынка электроэнергии.

На ближайшие 5-6 лет политика заложена в логике перераспределения между разными статьями бюджета или направлениями внутри одной статьи бюджета. У нас будет инвестиционный рост, надо закладывать политику в логике инвестиционного развития.

Спасибо.

Кувалин

Комментарий. Хочу сказать, что реформы в электроэнергетике иногда порождают серьёзные проблемы на региональном уровне. В Тульской области мы познакомились со следующим сюжетом. Там была старая электростанция, которую надо было закрывать. Надо было либо построить новую станцию, либо получать энергию из другого региона. Генерирующей компании выгоднее было поставлять энергию из другого региона по сетям. Но сам регион из-за этого терял крупного налогоплательщика и предприятие, которое обеспечивало достаточно много рабочих мест для маленького городка. Это была острая дилемма. Регион просил построить новую электростанцию. А компания всячески пыталась этого избежать. По-моему, вопрос не решён до сих пор.

Фролов

Вопрос про развитие связи рынка электроэнергетики с атомной энергетикой. Известно, что строительство атомных электростанций очень дорогостояще. Соответственно, вывод атомных электростанций по окончании срока службы – тоже дорогостоящий проект. Если брать всю стоимость жизненного цикла атомных электростанций, то та доля электроэнергии, которая уже вырабатывается атомом в России – является оптимальной, или надо наращивать мощность?

Семикашев

Стоимость эксплуатации и закрытия станции – в практике таких цифр нет, это ещё расчётные вещи. Там большие диапазоны, для финансирования конкурентоспособной корпорации, влияние на рынок электроэнергетики, текущий уровень развития достаточно оптимален, не надо наращивать или сокращать. Есть претензия к финансированию этих строек – потребитель платит дважды или трижды за стройку. Корпорация получает деньги из бюджета, с одной стороны. С другой, атомные станции в привилегированном положении к другим – получают большой платёж с рынка и этих денег хватило бы на коммерческую окупаемость.

Широв

Ни Франция, ни Россия, ни Британия от атомной энергетики сейчас не откажутся. Резон чисто экономический, все эти страны кроме гражданского, вынуждены финансировать и военный атомный сегмент. Эти два элемента являются неразрывными, без гражданской части нагрузка будет выше на оборонную часть. А отказаться от военной части никто из этих стран не собирается. В этом смысле для России, Франции, США – история понятная. Но есть и другие страны. За последние 3-4 года мы рассчитывали развитие атомной энергетики в Турции, Марокко, других странах. Даже при том, что эти страны полностью импортируют оборудование, совокупный макроэкономический эффект всегда положителен – вне зависимости от того, кто это считает.

Вопрос по поводу цен на газ. Цены на газ – единственные цены на энергию в России, которые не зависят от мирового рынка. Если по нефти, нефтепродуктам, другим энергетическим ресурсам у нас нетбэк, цены равны мировым без пошлин и транспорта, то газ – 60% от нетбэка. Как должны меняться цены на газ относительно мирового рынка в России? Должны ли мы удерживать низкие цены на газ или перейти на нетбэк?

Семикашев

Спасибо, очень интересный вопрос. Нам точно не надо играться в нетбэк в газе. В среднесрочной перспективе возможны очень большие флуктуации – зачем их нам переносить на нашу экономику?

Какое ценообразование может быть. Сейчас оно устроено – столько-то % от достигнутого, ниже инфляции. Если брать идеальную картину и либерализовать рынок, что может получиться? Если есть граница между российским рынком и внешним, в виде контролируемых заводов, производитель добывает более дешёвый газ, и минимальный контроль над затратами на транспорт (они выше затрат на добычу). При нынешнем курсе рубля затраты на добычу не превышали бы 20-30 долларов, в зависимости от эффективности этого сектора 50-70 долларов были бы затраты на транспорт. Конкуренция позволила бы продавать дешёвый газ, а потом уже более дорогой. Мы могли бы иметь цены точно не выше сегодняшних.

Клеман-Питио

Вопрос, который задал Широв, про мировые цены на газ. Должна сказать, что среди иностранных специалистов по энергии это просто идея-фикс. Это представляется как элемент нормальной мировой конкуренции и я это никогда не понимала как элемент конкуренции, это элемент, искажающий конкуренцию.

Если смотреть на климат, потребность в отоплении в Бразилии и Техасе не такая, как в России. Российские предприятия окажутся в невыгодном конкурентном положении, если у них будут такие же цены на энергию, как в Бразилии. Я была рада, что и Саша и Валерий были несогласны с идеей применения мировых цен на газ.

У меня вопрос к Валерию по поводу регионов с проблемами, в частности, с транспортировкой. Я могла бы задать вопрос также Порфирьеву, но его нет. Несколько лет назад я задалась этим вопросом и увидела, что 40% российской территории удалено от генерирующих мощностей и имеет сложности с энергией. Встаёт вопрос об альтернативных источниках. Я не говорю о солнечной энергетике. В Крыму есть какие-то эксперименты, немцы ими занимаются ,несмотря на все санкции. Скорее, я думаю об использовании дерева. Мне кажется, в тех регионах, где есть сложности с транспортом энергии – Вологда или Кавказ – может быть, стоит задуматься о развитии местных сетей теплоснабжения на основе теплобрикетов. Во Франции есть и бассейны, и центры теплоснабжения городов, которые используют брикеты, это не только для индивидуальных котельных. Может быть, в некоторых конкретных регионах или в тех местах, где есть сложности с газификацией, высокие затраты, можно было бы?

Семикашев

Мы посчитали стоимость снабжения дома в рамках этого проекта. Если газификация, то нет централизованного теплоснабжения, скорее всего. Сколько будет стоить на угле, дровах, газе (пропан-бутан, сжиженный для автомобилей), на компримированном и сжиженном природном газе, и если брать за 10 лет инвестиции и затраты на топливо, полный цикл, то значения очень похожие получаются. Сетевой газ – самый дешёвый, но он самый дорогой по подключению, если разбивать на 10 лет, совокупные затраты будут похожи. Если заниматься экономтеорией – я бы поставил вопрос, не является ли цена за подключение к газу производной от цен альтернативных источников?

Про использование пилетт и древесного топлива разных вариантов. У нас в регионах, где много древесины, активно используют это для теплоснабжения.

Комментарии: