Радио: “Персона грата” на тему проблем безработицы с участием А.Г. Коровкина

Интервью с зав. лабораторией трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН А.Г. Коровкиным в программе «Персона грата» на “Радио России”

Ведущий – Виталий Ушканов.

В последние дни самым популярным министерством стало Минздравсоцразвития. К сожалению, пока не на уровне народной любви, но по частоте упоминания в прессе и социальных сетях уж точно. Объяснить такое внимание просто: если у человека есть здоровье и есть работа, то его можно считать счастливым человеком. Так что, если Минздравсоцразвития переименуют в Министерство счастья, это никого не должно удивлять, тем более, что официальные отчёты ведомства просто пронизаны этим счастливым ощущением, что всё у нас идёт, как надо.

Гость программы – заведующий лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Андрей Коровкин.

– Давайте мы с Вами вынесем здравоохранение за скобки, это – отдельная тема. Давайте поговорим о том, как государство борется с безработицей: каких успехов на этом пути оно добилось? Официальные лица докладывают, что успехи есть и бесспорные, что зарегистрированных безработных чуть более 1,5 миллионов, что означает возвращение на докризисный уровень. Верить ли этим цифрам?

А.КОРОВКИН: Я, как эксперт, этим цифрам верю, потому что другого способа объективного измерения безработицы просто не существует. Это данные, которые фиксируются в службе занятости, в том ведомстве, которое находится под министерством, упомянутом Вами. Действительно на данный момент фиксируется, что по официальной безработице мы вышли на докризисный уровень. Вторая часть исследований – это так называемая “МОТовская” безработица, то есть общая безработица, которая является измеряемой величиной.

– МОТ – это Международная организация труда?

А.КОРОВКИН: Да. В этом случае данные по безработице основаны на международной методике её измерения, связанной с исследованием населения. Здесь показатели по безработице после кризиса пока фиксируется на более значительном уровне, что, в общем-то, достаточно традиционно для нашей страны. Цифры на данный момент показывают примерно 5,4 – 5,5 миллионов человек. Некоторые эксперты говорят, что эти цифры даже выше, тем не менее, способ измерения таков, и эта цифра такова.

При этом ещё надо сказать, что уровень безработицы после последнего кризиса 2009-2010 годов в России снизился достаточно неплохо. Обстановка по безработице значительно лучше, чем у более опытных, так скажем, рыночных стран. Мы решаем эту проблему в новых условиях впервые. Поэтому показатели, которые обсуждаются, должны нас радовать. По сути дела, мы этот кризис прошли достаточно хорошо.

– Какие конкретно государственные программы в этой сфере были наиболее эффективны?

А.КОРОВКИН: Здесь ничего такого нового было изобретать не надо, хотя изобретения в нашей стране тоже были. На уровне правительства это, например, опережающее образование – новая для нас и несколько неожиданная форма вместо традиционной переподготовки или переквалификации. Были меры губернаторов, когда раздавали поросят и землю. Во всяком случае, отклик был массовый и не такой плохой, как может показаться на первый взгляд.

Традиционными стали давно известные западным странам меры. Это, прежде всего, общественные работы, которые в России были развёрнуты, пожалуй, в наибольшей степени, и свою миссию выполнили; это открытие своего дела, частное предпринимательство. Эта программа сейчас поощряется и для дальнейшего её развития. В кризис эта мера, как мне кажется, была хороша, когда около 58 тысяч выдавали на открытие собственного бизнеса. Многие люди открыли такой бизнес, даже второе рабочее место, что влияло на удваивание той суммы, которое давало государство. Голикова отчитывалась в том, что эти бизнесы благополучно существуют.

Здесь, конечно, можно сомневаться, нужны ли эти бизнесы? Я понимаю, что бизнес – эта хорошая мера, но если посмотреть в будущее, это явно не инновационные предприятия, это явно не предприятия, которые сегодня находятся в мейнстриме сегодняшних наших основных направлений развития. Тем не менее, в кризис они тоже помогли. Таким образом, если такие программы сохраняются – ради бога, но сама идея расширения до бесконечности самозанятости и малого бизнеса, мне кажется, уже себя исчерпала. Малый бизнес сегодня хорош в тех отраслях, где есть инновации. Малый бизнес хорош вокруг предприятий, как кластер. Но бесконечное разбухание сферы услуг через малые предприятия (торговля, пошивочные мастерские или парикмахерские) уже избыточно. Все они связаны напрямую с людьми. А в условиях дефицита людей в России, такое разбухание сферы услуг до бесконечности продолжаться не может. Это просто не подкреплено должным ростом производительности труда в формальном секторе и в секторе крупных и средних предприятий…

Полностью интервью слушайте в аудиофайле на сайте Радио России.