Выступление: “Возможные сценарии обеспечения связанности экономики Сибири в средне- и долгосрочной перспективе”

Темы выступления:

Значение экономики Сибири для экономики России ed-danmark.com. Плоха ли ресурсная экономика? Нужны ли новые реформы? Сланцевая революция. Роль Сибири. Экстенсивный и интенсивный путь развития. Стратегия Сибири 2020: проблемы. Трудная судьба нефтегазовой химии в Тюменской области. Уренгойский нефтегазовохимический комплекс. Фрагментация экономического пространства. Как решать задачу обеспечения экономической связанности пространства. Проблема диверсификации. Важность участия регионов и региональных связей в развитии экономики.

Выступление прошло в рамках совместной конференции ИНП РАН и ИОЭПП СО РАН 21-22 марта 2019. Программа конференции и видео выступлений других участников здесь.
 

Тезисы

Опубликованы в сборнике Экономическая политика России в межотраслевом и пространственном измерении : материалы конференции ИНП РАН и ИЭОПП СО РАН по межотраслевому и региональному анализу и прогнозированию. Том 1.
 

Возможные сценарии обеспечения связанности экономики Сибири в средне- и долгосрочной перспективе

В проблематике пространственного развития России вопросы связанности ее территории относятся к числу ключевых и наиболее острых. Как правило, при рассмотрении связанности территории подразумевается преимущественно транспортная доступность (т.е. возможность перемещения товаров и факторов производства в пространстве).

Вместе с тем, такое понимание связанности является неполным и, соответственно, недостаточным с точки зрения анализа, рассмотрения и определения направлений развития экономики столь обширной страны, каковой является Россия.

Наша точка зрения состоит в том, что связанность – комплексное понятие, в содержание которого входят вопросы транспортной доступности, экономической целесообразности, социальной направленности, а также экологической устойчивости территории страны и ее регионов.

Важно учитывать, что не всегда и далеко не автоматически (под действием чисто рыночных сил и существующих сигналов) формируется и развивается экономически целесообразное взаимодействие пространственно-удаленных друг от друга экономических агентов (или процессов создания ценности/стоимости).

Доминирующими полярными моделями экономической взаимосвязи пространственно-удаленных экономических агентов являются, например, подходы, связанные с созданием и развитием:

а) вертикальных производственно-технологических процессов (в рамках т.н. «теории энерго-производственных циклов» (СССР – Н.Н. Колосовский);

б) контрактных взаимодействий экономических агентов (теории фирмы, рынков и «отношенческой контрактации» (США – О. И. Уильямсон)).

Быстрый процесс реформирования и перехода от процедур и механизмов плановой координации в рамках созданных ранее (в рамках СССР) вертикально-интегрированных цепочек и производственно-технологических пространственно-распределенных экономических взаимосвязей и взаимодействий к «отношенческой контрактации» привел к их разрушению или, в «лучшем случае», к их значительной примитивизации. А именно, как правило, из пространственно-распределенных экономических связей «выпали» стадии и этапы, связанные с производством машиностроительной продукции гражданского назначения, а также более глубокие переделы, связанные с получением, например, продукции тонкой химии, новых материалов, комплектующих изделий и проч. (включая получение новых знаний).

Все отмеченные особенности разрушения пространственно-распределенной кооперации и, следовательно, экономической связанности пространства в еще большей степени негативно проявили себя в экономике Восточных регионов страны – от Урала, Сибири и до Дальнего Востока.

Производственно-технологические цепочки и взаимодействия в экономике Восточных регионов и ранее не отличались «комплементарностью» и относительной «завершенностью». В целом индустриальные центры Востока страны расположенные, прежде всего, в городах – областных и краевых центрах в малой степени были связаны с производством продукции машиностроения для природо-ресурсных отраслей и проектов, реализуемых на данной территории. Например, преимущественная «историческая» направленность машиностроения Сибири – выпуск продукции военно-промышленного назначения.

В силу отмеченных особенностей спад производства в машиностроении Сибири отличали чрезвычайно высокие темпы. К настоящему времени ряд некогда крупнейших предприятий прекратили свое существование. В то же время значительную потребность в продукции машиностроения для нужд природно-ресурсных отраслей Сибири покрывает ввоз из-за пределов мегарегиона (при этом по высокотехнологичным позициям доминирует импорт из-за рубежа).

Дополнительным негативным фактором, усиливающим разрыв пространственных взаимодействий в рамках Сибирского мегарегиона, является изменение пропорций относительных цен на важнейшие факторы производства и экономического взаимодействия – транспортных, энергетических, тепловых тарифов и различных сборов.

Результатом отмеченных выше процессов является усиление фрагментации пространства Востока страны и ослабление его экономической связанности.

Наша позиция заключается в необходимости усиления роли индикативного планирования при формировании и развитии пространственно-распределенных проектов (прежде всего, связанных с освоением природно-ресурсного потенциала Средней и Северной зон) промышленного и экономического развития Сибири. Как правило, все проекты, связанные с освоением природных ресурсов являются частью весьма протяженных цепочек создания стоимости (ценности). В основе управления/регулирования подобными экономическими процессами – понимание и знание особенностей функционирования определенных видов активов и, следовательно, освоения и «жизни» проектов в тех или иных областях хозяйственной деятельности. Поэтому основные сценарии, направленные на обеспечение и развитие процессов связанности в экономике мегарегиона Сибирь, на наш взгляд, должны быть связаны с формированием, поддержанием и развитием пространственно-распределенных цепочек создания ценности (стоимости)*. Важным вопросом является «возврат» части эффектов, полученных в звеньях «высокого передела» в рамках формируемой стоимостной цепочки непосредственно к месту добычи (получения) того или иного природного ресурса.

Основной подход запуска (не функционирования) реализации подобных сценариев – развитие и расширение процедур государственного управления природными ресурсами. К сожалению, в сфере, например, управления недрами мы так и продвинулись далее основных установок 1995 года – «ввод ресурсов недр в рыночный оборот». В экономике большинства развитых экономик мира управление недрами имеет своей целью рост (достижение, обеспечение) «социальной ценности недр».

Наши исследования в данной области, например, показывают, что в России имеют место:

  • ослабление мультипликативного эффекта по мере перемещения центра реализации проекта с Запада на Восток страны;
  • преобладание прямых локальных мультипликативных эффектов;
  • преимущественная ориентация на импорт технологических и решений и оборудования.

Среди важнейших направлений преодоления отмеченной выше усиливающейся фрагментации пространства и страны и Сибири следует отметить необходимость:

  • отхода от ориентации на простоту и администрируемость регулируемых процессов;
  • формирования механизмов реализации и процедур управления проектами освоения природно-ресурсного потенциала на принципах соучастия и реального вовлечения в них представителей региональных и местных сообществ;
  • рассмотрения и реализация проектов и инициатив развития хозяйственной деятельности на Севере и в Арктике во взаимосвязи и взаимообусловленности с развитием пространства России в целом (и особенно ее восточной части);
  • активного участия и реализации пространственно-распределенных проектов освоения природных ресурсов современного отечественного наукоемкого высокотехнологичного сервисного сектора;
  • разработку и сопровождение процессов управления данными на базе отечественных разработок – от их хранения и до использования (при этом важно активное вовлечение в эти процессы Российской Академии Наук);
  • расширения форм территориальной организации пространственно-распределенных проектов – время универсальных процедур выработки и реализации решений прошло.

 
 

* Крюков В.А., Крюков Я.В. Как раздвинуть рамки арктических проектов // Мир Арктики : в 3-х т. Т. 1: Возможности и ограничения / под ред. В.А. Крюкова, А.К. Криворотова ; Ин-т экон. и организации пром. пр-ва СО РАН, Всерос. экон. журнал “ЭКО”. – Новосибирск : Изд-во ИЭОПП СО РАН, 2018. – Разд. 1. – С. 52-78.

Комментарии:

Ещё на сайте: