ТВ: ОТР – “Передайте за проезд”

Общественное телевидение России (ОТР), программа “Отражение” от 29 апреля 2019 года с участием заведующего лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Кирилла Янкова.

Передайте за проезд. Дорога до транспондера доведет. Это слово – транспондер – у нас приобрело негативную, как говорят лингвисты, экспрессивную окраску. А какую еще, если эти устройства и обдирают нас на платных трассах, которых всё больше, а альтернативы им всё меньше, можно даже сказать – никакой. Платные трассы – это что, единственный путь развития транспортной сети страны? И от чего зависит стоимость проезда?

Расшифровка передачи

Александр Денисов: Прежде чем перейти к следующей теме, хотел тебя спросить: Настя, слово «транспондер» тебе знакомо?

Анастасия Сорокина: Да, мне знакомо, Саша.

Александр Денисов: Значит, ты автомобилист, сразу можно опознать. Действительно, слово знакомо каждому автомобилисту, который хоть раз проезжал по платной трассе. Это слово у нас приобрело такую негативную экспрессивную окраску, как говорят лингвисты, ведь эти устройства нас же и обдирают. Вообще такое ощущение, что в стране идет ударная стройка по прокладыванию платных дорог.

Анастасия Сорокина: Вот наиболее крупные проекты в рамках транспортного коридора «Европа – Западный Китай»: в Самарской области строится…

Александр Денисов: …мост через Волгу.

Анастасия Сорокина: …мост через Волгу за 140 миллиардов. Это концессия, частично вкладывается государство, все остальное – это инвесторы. Его протяженность почти 4 километра, на нем 4 полосы. Проезд по участку будет платным, мост станет частью полностью платной трассы «Европа – Западный Китай».

Александр Денисов: В рамках этого же проекта построят скоростной участок Москва – Казань протяженностью 729 километров тоже платный. Далее последует продолжение, трасса «Меридиан» по территории Оренбуржья 430 километров. Сейчас завершается строительство еще одного участка, коридора Москва – Санкт-Петербург. Будут строиться в стране, конечно, и другие платные трассы, к примеру, Краснодар – Абинск – Кабардинка. Также обсуждаются проекты безальтернативных платных дорог в районе Крайнего Севера.

Анастасия Сорокина: Сейчас в России плата взимается на участках дорог протяженностью более 1 миллиона 300 километров. Платные дороги действуют в 13 субъектах федерации: Воронежской, Калужской, Новгородской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Псковской, Ростовской, Рязанской, Тверской и Тульской областях, а также в Удмуртии и Санкт-Петербурге. С 15 апреля 2019 года госкомиссия «Российские автомобильные дороги» проиндексировала тарифы на проезд по платным участкам трасс М4 «Дон», М3 «Украина» и М11 «Москва – Санкт-Петербург».

Александр Денисов: Ну и вот что нас ждет дальше. По плану компании «Автодор», к 2021 году в России будет уже 4 тысячи километров платных дорог, а к 2025-му их протяженность еще увеличится в 2 раза.

Тему обсуждаем вместе с вами, звоните, пишите, все это сделать просто: написать нам на портал 5445…

Анастасия Сорокина: …или позвонить нам в прямой эфир. Задавайте вопросы, у нас сегодня есть кому их задавать. В гостях у нас Кирилл Вадимович Янков, заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного совета при Минтрансе России. Здравствуйте.

Кирилл Янков: Добрый день.

Александр Денисов: Кирилл, вот сразу такой вопрос. Мы назвали Росавтодор и «Автодор» – это разные компании, не будем путать: Росавтодор строит бесплатные трассы, «Автодор» как раз занимается платными. Кто опережает? Кто быстрее строит?

Кирилл Янков: Росавтодор – это орган государственного управления.

Александр Денисов: Агентство.

Кирилл Янков: Да, это агентство, а «Автодор» – это государственная компания, в этом разница между ними. И конечно, объемы строительства у Росавтодора неизмеримо выше. Росавтодор отвечает за все федеральные автодороги страны, кроме нескольких тысяч километров платных дорог или тех дорог, которые когда-нибудь планируется сделать платными. То есть все-таки Росавтодор – это основное федеральное агентство, отвечающее за все автодороги, а «Автодор», госкомпания, только за некоторые, которые или уже являются платными, или планируются стать платными в будущем.

Александр Денисов: А по ощущениям, что только одни платные у нас строятся в стране.

Кирилл Янков: Нет, это не так. На самом деле программа строительства бесплатных автодорог тоже большая: это строительство отдельных участков, это реконструкция, скажем, М5 очень большой объем, Москва – Самара – Уфа – Челябинск, М8 Москва – Ярославль, сейчас около 20 километров проектируется по Ярославской области до Переславля-Залесского; это многие дороги и на Урале, и в Сибири, и на Дальнем Востоке. И все-таки основной объем строительства автодорог – это у нас обычные бесплатные автодороги.

Анастасия Сорокина: Ты сказал про транспондер, что это название такое нарицательное.

Александр Денисов: Да, с негативной окраской.

Анастасия Сорокина: Мы поспорили с Сашей на этот счет, потому что по транспондеру-то вообще проезд дешевле.

Кирилл Янков: Примерно на 20% дешевле.

Александр Денисов: На 20%. Лучше бы вообще не было.

Анастасия Сорокина: Ты не стоишь в очередях. Но стоимость наших платных дорог в сравнении даже с европейскими тарифами, по-моему, очень высока.

Кирилл Янков: Ну на самом деле она вполне сопоставима с европейскими. Другое дело, что она не всегда сопоставима…

Анастасия Сорокина: …с зарплатами российскими.

Кирилл Янков: …с покупательной способностью, с зарплатами, конечно. И есть вот хрестоматийный пример, головной участок М11, который в связи с очень высоким тарифом никаких функций по разгрузке автотрассы М10 не выполнил, большинство все равно ездит по бесплатной дороге М10, и это большая проблема. Потому что там, где плата небольшая, там все-таки люди пользуются платными дорогами, на той же М4, хотя и на М4 многие объезжают по бесплатным участкам.

Если же плата становится существенной, там больше нескольких, 2-3 рублей за километр, если она уже приближается к 10 рублям за километр, как на головном участке М11, то, естественно, большинство людей не платит. Не платят в основном машины наиболее экологически грязные, старые машины, то есть те машины, где выше аварийность, больше загрязнение окружающей среды. И это более проблема. Поэтому платные дороги ради платных дорог – это неправильно. Платные дороги, но ради общего улучшения ситуации с автодорогами – это да, ради разгрузки бесплатных дорог, ради снижения аварийности.

И вообще есть разные концепции платности. Сейчас у нас барьерная система платности, когда надо на пунктах оплаты платить, когда-то постоять в очереди, когда-то без очереди, когда-то и с транспондером надо постоять, когда поток массовый, надо еще доехать до пункта оплаты вместе со всеми. Существует и альтернативная концепция, а именно считывание номеров машин камерами без всяких барьеров, потом вам придет счет. Некоторые страны это уже у себя внедрили, но в основном это страны маленькие, не имеющие сильных потоков через пограничные пункты. В России, конечно, такая концепция очень сложна будет во внедрении, но тем не менее я думаю, что будущее, лет через 10-20, именно за этим, а не за теми пунктами оплаты и транспондерами, какие мы видим сейчас.

Анастасия Сорокина: А снижение цены в перспективе может появиться? Или все-таки у нас будут такие же высокие тарифы?

Кирилл Янков: Дело в том, что это зависит от формы, как сделана платная дорога. Там, где просто обычная бесплатная дорога передана ГК «Автодор», там можно цену и поднять, цену и снизить, мы видим это на примере М4. А там, где была и концессия, концессионное соглашение…

Александр Денисов: Надо же объяснить, что это зависит от доли в концессии: чем выше доля государства, тем ниже плата.

Кирилл Янков: Конечно, конечно. Уже и губернатор Московской области, и чуть ли не президент как-то высказывался по поводу тарифов на головном участке М11 возле Москвы, но после этого снижения не произошло.

Александр Денисов: Сколько там тариф сейчас? Там какие-то колоссальные деньги.

Кирилл Янков: От Москвы до Солнечногорска больше 600 рублей, от Москвы до Шереметьево (терминал Б) около 300 рублей.

Александр Денисов: То есть там в концессии доля государства была что, нулевая?

Кирилл Янков: Она была все-таки не нулевая, но такие там были условия, а соглашение там долгосрочное, оно чуть ли не на 49 лет.

Анастасия Сорокина: Почему там свет не горит на этих дорогих платных частях?

Кирилл Янков: Вот вы знаете, тоже это проблема. На самом деле это халтура. Дело в том, что первые участки платных дорог действительно имели высокое качество: там было освещение, там, как правило, была разрешена скорость 110, это видно на примере М4. Первые платные участки – это обходы городов Задонский и Хлевное в Липецкой области, это участок между А107 и А108 в Московской области. Там до того, как они сделались платными, была проведена реконструкция, участки стали освещенными.

Потом, видимо, у ГК «Автодор» как-то планы не выполнялись, и они стали делать платными участки без освещения, участки, которые не дотягивают до параметра 1А-1Б, до параметра «автострада», участки, где скорость как была, так и осталась 90. Хороший пример – это первый участок в Тульской области после границы с Московской, где пункт оплаты поставили, освещение не сделали, развороты в одном уровне не убрали, пешеходные переходы в одном уровне не убрали. Да, мы видим, что тут кампанейщина: вот им надо столько-то километров сделать платными, и они объявляют платными участки, которые, конечно, не дотягивают до категории 1А-1Б, какими, собственно, и должны быть платные дороги.

Александр Денисов: Тему продолжим, давайте звонок…

Анастасия Сорокина: Дозвонился до нас Олег из Таганрога. Здравствуйте, Олег. Здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Это Таганрог, Ростовская область. Скажите, пожалуйста, по всей стране открываются сейчас платные участки, да?

Анастасия Сорокина: Да-да, мы об этом и говорим.

Зритель: Вот почему тогда не отменят транспортный налог на машины людям? То есть мы платим вдвойне: платим и за дороги, и еще раз налоги за проезд на этих дорогах. Почему?

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос.

Кирилл Янков: Да, налоги платят все, но считается, что платные дороги… Какие налоги, я напомню: транспортный налог не зависит от пробега автомобиля…

Александр Денисов: …а от объема.

Кирилл Янков: …и это акциз на ГСМ, который действительно зависит от пробега. Считается, что тот, кто едет по платной дороге, получает более качественную услугу, более качественную дорогу, и надо платить за это больше. Но опять-таки мы видим, например, что где-то платные дороги действительно качественные, где-то там максимально разрешенная скорость даже не 110, а 130 километров в час, а где-то они какие были, такие и остались, с максимально разрешенной скоростью 90 километров в час.

Александр Денисов: Вот вы еще упомянули, что многие эти дороги не соответствуют своему названию «платные», там света нет и так далее. Ведь на них, та же самая М11, она пустая абсолютно, там нет ни заправок, то есть там плечо сотня от одной заправки до другой, ни кафе…

Анастасия Сорокина: И связь там не работает, кстати говоря.

Александр Денисов: Да. Вот с этим что мы будем делать?

Кирилл Янков: Это тоже следствие того, что гнали побыстрее сдать, хотели сдать М11 к Чемпионату мира по футболу, что-то успели, что-то не успели, в основном уже ближе к осени она вступила в строй (имеется в виду длинный участок по Тверской и по Новгородской области). Ну да, дело в том, что опять-таки в отношении тех же заправок – тут непонятно, кто тут должен, «Автодор» давать разрешение и брать деньги или местная администрация, это же все на территории субъектов. Не всегда они обо всем могут договориться. Километры сдать, а все остальное у нас «нарастает» потом: и заправки когда-нибудь потом, и кафе когда-нибудь потом…

Анастасия Сорокина: …и свет, и связь.

Кирилл Янков: Да, и свет. Но свет, надо сказать, на М11 сразу есть. Что касается связи, то это более сложная проблема, потому что связь нельзя сделать за счет инвестиций в автодорогу, это надо договариваться с сотовыми операторами, чтобы они ставили вышки вдоль этой автодороги, а сотовые операторы еще посчитают, им это выгодно или им это невыгодно. Вот договоришься с ними – да, они поставят вышки, сотовая связь будет. Кстати, думаю, со временем она там будет.

Анастасия Сорокина: Надеюсь, что это не повлияет на стоимость цены за проезд.

Сейчас давайте узнаем мнение нашего зрителя из Костромы, до нас дозвонился Сергей. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Александр Денисов: Да-да, Сергей.

Зритель: Я услышал слово такое, что очень качественные дороги, – да вообще некачественные. Такое впечатление, что они делают на год-два, а потом, чтобы заработать, опять делают деньги на этих дорогах, это одно. А второе: у нас мост через Кострому по Волге – такое впечатление, что он скоро развалится. Когда будет мост второй, строительство? Все обещают, но увы, нет.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Сергей.

Кирилл Янков: Да. Ну мост ваш не развалится, потому что его последние 2 года делали капитальный ремонт. Если вы помните, там на костромском мосту через Волгу было перекрытие, работали только 2 ряда из 4-х…

Александр Денисов: Сергей просто не заметил, да?

Кирилл Янков: Да-да. Он не развалится, там сделан капитальный ремонт. Но обход Костромы действительно очень нужен. Осталось несколько крупных городов, областных центров, не имеющих автодорожных обходов, один из них – это действительно Кострома. Сейчас через Кострому пошел большой поток после того, как сомкнули автодороги Костромской области, Кировской области и Пермского края; теперь самый короткий путь из Москвы в Екатеринбург именно через Кострому и, к сожалению, по городским улицам.

Одна из целей национального проекта «Безопасные и качественные дороги» – это в том числе строительство обходов крупных городов. И насколько я знаю, в рамках этого проекта обход Костромы будут проектировать и будут строить, трассировка более-менее уже определена: насколько я знаю, это будет восточнее нынешнего моста за городом, и наконец Кострома тоже получит полноценный обход с новым мостом через Волгу.

Александр Денисов: Поговорим с Иваном из Нижневартовска. Иван, добрый день.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой, как говорится, вопрос есть. Куда выше поднимать на грузовые перевозки, которые идут на Север? Это все скажется на питании.

Александр Денисов: Понятно, спасибо. Иван имеет в виду вот эти безальтернативные платные дороги в районах Крайнего Севера.

Кирилл Янков: Так называемые безальтернативные платные дороги – это было предложение, оно пока ни во что не реализовалось…

Александр Денисов: В проект не вылилось еще?

Кирилл Янков: Да. Я думаю, что это и не будет реализовано, это все-таки чрезвычайно рискованно. Я считаю, что там, на Севере, где дороги безальтернативные, они должны оставаться бесплатными. К тому же там автомагистраль категории 1А или 1Б и не построишь, там хорошо если обычная дорога 1+1, хорошо, если она асфальтированная.

Александр Денисов: А чаще всего зимник.

Кирилл Янков: Да, еще можно автозимники предложить делать платными.

Александр Денисов: Так…

Анастасия Сорокина: Очень много вопросов от наших зрителей, которые, честно говоря, тоже жалуются на качество вот этих платных трасс. Можно ли как-то регулировать качество или какие-то свои вносить, скажем так… Пожаловаться, грубо говоря, что здесь вот необходим ремонт, здесь что-то, провели тот же самый, какое-нибудь капитальное строительство, оно через год требует снова ремонта. Вот что делать тем, кто ездит по этим дорогам и видит, что происходит?

Кирилл Янков: Конечно, жаловаться нужно, можно в разные органы жаловаться начиная от ГАИ, которая имеет контрольные функции по качеству автодорог, и заканчивая вышестоящими организациями. Для автодорог России это не только Росавтодор, но это есть еще такой орган Ространснадзор, который имеет контрольные функции по отношению ко всем дорогам, к платным дорогам тоже, обязан проверять качество этих дорог. Конечно, жаловаться нужно. В наш век информационной прозрачности это стало гораздо легче…

Анастасия Сорокина: Сфотографировал…

Кирилл Янков: Снимите видео, сфотографируйте, отправьте, разместите в Интернете, отправьте сразу на сайт контрольного органа, это гораздо легче, чем раньше.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим возможность еще одному зрителю высказаться в прямом эфире. Владимир из Осетии до нас дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот я хочу задать вопрос оппоненту за платные дороги. В Краснодарском крае будут открывать новую платную дорогу, 560 рублей для грузовых автомобилей. Это старая дорога, еще со времен Советского Союза сделана она. Вот ее отреставрировали, положили еще асфальт, а теперь уже начинается: вышиблены мосты, тоже начинают выгнивать, а их ремонтируют каждый год, и это М4 трасса, она самая дорогая у нас получается. Вот вопрос, почему с нас в три шкуры дерут, а нет качественных дорог на платках, хотя бы платках.

Александр Денисов: Спасибо, Владимир. Кстати, к М4 много вопросов: действительно, а почему вдруг существующую дорогу сделали платной? Почему жители, которые там вдоль трассы живут, вынуждены, переезжая на работу, платить за свой проезд, хотя они там живут, им деться некуда?

Кирилл Янков: Да, это вот тоже вопрос. Делать платной существующую дорогу – надо сказать, что это рискованное решение, я не могу сказать, что я сторонник этого решения. Одно дело, когда строится новая дорога и частично хотя бы за негосударственные деньги; другое дело действительно, когда трассу М4, построенную всю за государственные деньги, местами, кусочками сделали платной и продолжают делать. Но хочу сказать, что в Краснодарском крае дороги в принципе хорошие, трасса М4 по Краснодарскому краю, хотя там и сделали пункт оплаты на границе с Ростовской областью один, но кроме этого пункта оплаты она вся бесплатная до Джубге, напоминаю, до Джубге.

Анастасия Сорокина: У нас как раз сейчас на связи зритель из Краснодарского края, Виктор. Давайте дадим ему возможность сразу же присоединиться. Виктор, здравствуйте.

Александр Денисов: Виктор?

Анастасия Сорокина: Виктор, здравствуйте, говорите, пожалуйста, мы вас слушаем. Нет, что-то со связью у нас, прервалась связь.

Зритель: Алло.

Александр Денисов: Алло, Виктор, наконец-то мы услышали вас.

Зритель: Да-да. Меня слышно?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Слышно, говорите, пожалуйста.

Зритель: В частности…, это Горячий Ключ, и через… поселок проезд так же затруднен, потому что там идет одностороннее движение в одну и другую сторону, так что там пока хорошего мало. Так же со стороны перекрестка на… и направо на Геленджик идет тоже реверсивный ремонт мостов, порядка 6-7, и там светофоры, опять одностороннее, пробки уже даже по весне, в апреле, это факт такой.

Вопрос такой. Едем мы по платному участку дороги, все хорошо; если передумал, хочешь ехать по объездной, альтернативной, но там искусственно занижают скорость, «40» знаки ставят, даже бывает, что меньше. То есть это уже делается намеренно, чтобы человек все-таки на платную перешел, правильно? С такой скоростью там идут фуры грузовые, автобусы, это совсем невозможно по альтернативной дороге пробираться. Как с этим?

Александр Денисов: Виктор, если я что-то не путаю, то вот у вас же тоже собираются еще одну платную дорогу строить в районе Сочи, 4-полосную или 2-полосную, тот же самый «Мостотрест». Вот эта дорога вам там нужна платная?

Зритель: Я туда редко езжу, в Сочи. Я каждый год езжу почему-то в Москву, на север отдыхать.

Александр Денисов: Понятно, вы рыбак, похоже, поэтому ездите.

Зритель: Да.

Анастасия Сорокина: В Москве знатная рыбалка.

Александр Денисов: На севере, Настя. Спасибо.

Кирилл Янков: Я думаю, что, конечно, в Краснодарском крае дополнительные дороги нужны. Нагрузка на дороги магистральные Краснодарского края усилилась после открытия Крымского моста. Подъездной путь непосредственно возле Крымского моста сделали, а вот как доехать от Ростова до подъездных путей к Крымскому мосту, все дороги там остались старые. К сожалению, иногда тоже и у меня есть такое подозрение, что необоснованными знаками («40»), «лежачими полицейскими» людям специально затрудняют движение по бесплатной дороге, чтобы они ехали на платную дорогу. Но опять-таки в наше время информационной прозрачности этого ничего не утаишь, рано или поздно это становится известным, так или иначе можно вынудить необоснованные ограничения убирать, это сложно, но этого тоже можно добиваться. Ну и, наконец, нужна ли дорога до Кабардинки, Краснодар – Кабардинка? Она нужна, потому что основная…

Александр Денисов: Это вот которую «Мостотрест» собирается строить?

Кирилл Янков: Да-да, основное шоссе, связывающее Краснодар и Новороссийск, сплошь идет через крупные населенные пункты, через…

Александр Денисов: То есть это обходная будет?

Кирилл Янков: Да, там чуть ли не половина трассы через населенные пункты, причем крупные. Все-таки государство заинтересовано убирать напряженный трафик через населенные пункты, при этом снижается аварийность и улучшается экология. Но вот вопрос: не построят ли там такую платную дорогу, как М11, что по ней будут ездить считанные машины состоятельных людей, а все остальные машины как ездили по бесплатной дороге через станицы кубанские, так и будут ездить? Вот в чем вопрос. Если платная дорога будет построена, но по небольшой стоимости проезда, то да, а если там будет так же ценник очень высокий, как на головном участке М11, ничего хорошего не получится. Об этом надо думать заранее.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок давайте успеем принять. Андрей из Костромы до нас дозвонился. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Года 3 или 4 назад я ездил по этому платному участку М4. Я, значит, на автомобиле ГАЗ 2217 «Соболь», это легковой автомобиль категории Б. Проезжая платный участок, я подъехал, мне сказали: «У вас автобус, платите в 2 раза больше, чем за автобус». Я стоял, пытался доказать о том, что у меня автомобиль категории Б, предъявлял ПТС: нет, у вас автобус и все. В результате мне пришлось, в общем-то, проехать платно в 2 раза дороже, и дальше я уже объезжал, больше я не ездил по этим платным участкам, потому что доказать о том, что у меня легковой автомобиль, не получается. И так же у нас налоговая грешит тем же самым: мой автомобиль обкладывают налогом как грузовой автомобиль или как автобус, но не как легковой.

Александр Денисов: Спасибо, Андрей.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Как это возможно?

Александр Денисов: Я вот не знал, что «Соболь» – это легковая машина. Честно говоря, удивился. Это так?

Кирилл Янков: Я тоже удивлен, что «Соболь» – это легковая машина. Может быть, это «Соболь» пассажирской модификации, микроавтобус? Если там до 8 пассажирских мест (я не знаю, сколько мест пассажирских в пассажирской модификации «Соболя»), то, наверное, он может считаться легковой машиной, если там только пассажирские места в пассажирской модификации. Основная модификация «Соболя» – это, конечно, грузовая модификация. И конечно, «Соболь» обычно все-таки не считается. А тут правила дорожного движения четко определяют, что есть граница: 8 посадочных мест – если меньше, легковой автомобиль, если больше, это автобус. Поэтому надо просто сосчитать в «Соболе» легковые места. Наш телезритель ведь сказал, что с него брали не как грузовой автомобиль, а как за автобус, автобус – это больше 8 сидячих мест. Если их больше 8, значит, все законно; если их меньше 8, жаловаться надо.

Александр Денисов: Правительство как-то, вот я слышал, дискуссия была там об определении так называемого социального тарифа проезда по платным трассам, коммерческого. Вот сейчас это как-то регулируется? Может быть, стоит вводить эти социальные тарифы, а не коммерческие исключительно, чтобы люди ездили, чтобы трассы не пустые стояли?

Кирилл Янков: Ну социальных тарифов сейчас нет. Тут есть такое опасение, как это администрировать. Не получится ли так, что на пункте оплаты человек будет предъявлять какие-то справки о том, что он малообеспеченный, это просто будет задержка для проезда в пункте оплаты. То есть если это как-то можно четко, однозначно администрировать, так чтобы было понятно, что льготный тариф только по реальным социальным показаниям, то да. Если же это администрирование сведется к тому, что кто-то будет показывать какие-то справки и проезжать дешевле, то лучше не надо.

Александр Денисов: Проще привязать к номеру, как вы говорили, что номер фиксируется, что он по социальным тарифам имеет право.

Анастасия Сорокина: А может быть, это так же временной какой-то промежуток, когда наибольший час пик каких-то пробок, сделать в 2 раза дешевле? Может быть, все по платной и поедут?

Кирилл Янков: Это есть и сейчас, ночью там пониженный тариф, ночью по платным дорогам, как правило, пониженный тариф…

Анастасия Сорокина: На бесплатной ночью тоже будет не особенно много автомобилей.

Кирилл Янков: Да-да, но вот ночью.

Александр Денисов: Чувствуется, Настя активный пользователь платных дорог.

Анастасия Сорокина: Особенно М11.

Кирилл Янков: Вот в Москве, например, допустим, многодетные семьи на 1 автомобиль имеют право, разрешение на бесплатную парковку. Это через многофункциональный центр «Мои документы» делается, все по номеру: номер фиксируется в базе, по номеру ты можешь машину оставлять бесплатно на любой платной парковке. Вот по номеру да, это можно, но это сложно администрировать, потому что субъектов федерации у нас очень много и еще в разных субъектах федерации разные льготы, везде льготников… Федеральных льготников мало, а льготников субъектовых, субъектов федерации много, но их везде по-разному считают в зависимости от законодательства этого субъекта.

Анастасия Сорокина: Наши перспективы – больше ли станет платных дорог? К этому мы идем?

Кирилл Янков: Видимо, их станет больше…

Александр Денисов: Они станут лучше?

Кирилл Янков: Я не буду говорить, будет это хорошо или будет плохо. Если эти платные дороги станут действительно очень высокого качества и у них будут реальные бесплатные альтернативы, это хорошо. А если будут бесплатные объявлять платными…

Анастасия Сорокина: Ну вот будем за этим следить. Заканчивается наше время, спасибо большое. У нас в гостях был Кирилл Вадимович Янков, заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного Совета при Минтрансе России. Спасибо, что были с нами.