Презентация: “Экспорт капитала из России: европейское направление”

Это видео входит в серию выступлений с LVI сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“.

Презентация

Обсуждение

Стенограмма выступления

Афанасьев

Источником информации для моего доклада послужил сборник Росстата «Россия и страны ЕС», он достаточно обширен и использует не столько российскую статистику, сколько иностранную.

Основой для сотрудничества является договор о партнёрстве и сотрудничестве, который сейчас приостановлен ЕС в связи с украинскими событиями. Так или иначе, Россия является 4-м по размеру торговым партнёром ЕС, в то время как ЕС является крупнейшим партнёром России. За последнее время товарообмен между нами последовательно падает, и падение составило практически половину – 44%.

ЕС экспортирует в Россию, прежде всего, станки и оборудование, это приблизительно 50%, Россия поставляет в Европу минеральное сырьё, нефть и газ, это составляет 80% всех поставок в Европу из России.

Инвестиционное сотрудничество. ЕС – крупнейший инвестор в Россию, ¾ ПИИ в Россию приходятся на ЕС, но 30% от этой суммы – (ре)инвестиции с Кипра. С другой стороны, Россия занимает скромное место в ПИИ в Европу – около 1% инвестиций в ЕС. ПИИ в 2016 из ЕС в Россию составили 162 млрд евро, из России в ЕС – 85 млрд.

Вот ПИИ по странам и годам. Легко заметить, что основное направление ПИИ из России – это Кипр, Нидерланды, Люксембург. Все три страны отличаются благоприятным налоговым режимом, долгое время Кипр и Люксембург считались квази-оффшорами. А Нидерланды отличаются тем, что через Роттердам идёт перевалка всего физического металла, который идёт из России – никель, медь, сталь. Торгуется он на Лондонской бирже, а перевалка идёт в Роттердаме.

Инвестиции из России во Францию – в последнем году они в 2 раза меньше, чем, например, в Бельгию.

ПИИ стран ЕС в Россию – картинка та же самая. Основные инвесторы – Кипр, Нидерланды, Люксембург. Здесь тоже любопытно – есть тенденция. Сравнил Францию и Германию. Французские инвестиции в Россию превышают германские практически в 10 раз за последний год.

Вот международная инвестиционная позиция стран. Это данные Мирового банка. Не буду специально останавливаться на комментариях, здесь идут отдельно страны ЕС и отдельно Россия. Таблица представляет исследовательский интерес.

Несколько слов про удельный вес России и ЕС в экспорте и импорте товаров в мире.

Перейдём к блоку инвестиционного сотрудничества. Минэкономразвития издавали специальный бюллетень по инвестиционному сотрудничеству до 2016 года, однако после передачи функций внешней торговли в мин-во пром-сти и торговли этого материала больше нет.

Важнейшие характеристики. За последние 10 лет усреднённая структура инвестиций из ЕС в Россию: прямые составляют около 40%, портфельные – около 3%, прочие (банковские кредиты, торговое финансирование) – около 57%.

Инвестиции из России в ЕС за последние 10 лет: Прямые – около 75%, портфельные – около 3%, прочие – 22%.

Мы видим асимметрию инвестиционного сотрудничества.

Ещё одна тенденция – медленное, но неуклонное снижение доли Кипра, Нидерландов, Люксембурга в инвестиционном сотрудничестве.

Теперь перейду к вопросу ВВ по поводу нашего инвестиционно-банковского сотрудничества. Прежде всего, мы знаем, что у нас была «героическая эпоха» совзагранбанков. Про это было снято несколько фильмов – «бриллианты для диктатуры пролетариата» и др. Эти банки известны – это Донау банк в Австрии, Ост-вест Хандельсбанк в Германии, Евробанк во Франции, Московский народный банк в Великобритании , Ист-вест Юнайтед Кэпитал в Люксембурге. Все эти банки существовали практически всё время советской власти, Московский народный банк стал даже фигурантом одного из шпионских романов Яна Флеминга. Потом эти банки принадлежали Госбанку России, но после начала экономических и политических реформ эти банки были переданы Внешторгбанку и сменили своё название и свои задачи и функции.

Одновременно прошедшие экономические и политические реформы позволили частному и банковскому бизнесу проникать на европейский банковский рынок. Хотя устойчивым является преобладание российских банков с госучастием. Сейчас на современном этапе все крупнейшие российские банки попали в секторальные санкционные списки, но, как это ни любопытно, туда не попали их дочерние банки в Евросоюзе.

Непосредственно информация, о каких банках идёт речь. Крупнейший банк России – Сбербанк – он имеет самую разветвлённую сеть в ЕС, точнее в ЕС и ЕАСТ. Это Австрия, Германия, Швейцария. Банк, который был куплен в 2007 г., называется Фольксбанк Интернешенел. Чем это интересно? Это полноценный банк, который занимается всеми видами операций, финансирует средний и мелкий бизнес в Австрии, Германии и Швейцарии. Дальше – филиальная сеть Сбербанка представлена в странах Венгрия, Словения, Хорватия, Чехия, которые прежде всего обслуживают российских владельцев предприятий на территории этих стран. На всякий случай упомяну Боснию и Герцеговину, Республику Сербска и Сербию. Эти страны в ближайшее время войдут в ЕС.

Газпромбанк присутствует в Швейцарии и Люксембурге. Это Bank GPB International. На сайте Газпромбанка эти филиалы почему-то не упомянуты, упомянуты в Турции, Индии…

Альфа-банк присутствует в Великобритании, Нидерландах и на Кипре. Amsterdam Trade Bank, Alfa Capital, ALPHA. Это крупнейший частный банк, который принадлежит фактически трём физическим лицам (Фридман, Хан, Авен). Что любопытно – Альфа банк на территории Великобритании обслуживает в частности физических лиц, российских граждан. Можно туда прийти со своими картами.

ВТБ присутствует в Австрии, Германии, Франции, Великобритании. Это Евробанк, он представлен на сайте ВТБ. Другое дело, что основная его задача – обслуживание собственной внешней торговли. ВТБ – банк номер 2 в России. А Газпромбанк – банк номер 3. Альфа – номер 6.

Очень любопытная организация, вызывающая чувство гордости за нашу страну – это Внешэкономбанк. ВЭБ или Банк Развития банком не является, банковской лицензией не обладает, а называется романтично – государственная корпорация. В ГК понятие «корпорации» не раскрывается. Статья 3.3 з-на об этом «банке» (для него свой закон есть) – надо процитировать. «ВЭБ реализует следующие основные функции: осуществляет финансирование проектов ВЭБ…» Это гениально.

ВЭБ присутствует в Великобритании, Швейцарии, Франции, Италии, Германии.

Ещё несколько небольших банков имеют своё присутствие в Европе – Промсвязьбанк (Кипр), Открытие (Греция), Автовазбанк (Кипр), АФК Система (Люксембург).

Оставлю место для дискуссии относительно развития российского банковского бизнеса в ЕС и ограничений. На вопрос ВВ можно уверенно сказать, что инфраструктура для развёртывания российской банковской деятельности в ЕС существует. Тем более, что французские банки отказываются сейчас обслуживать российских физических лиц. Идёт система чистки балансов от российских активов. Поэтому если есть вопросы, мы готовы ответить.

Ивантер

Мне кажется, это принципиальный доклад. Есть некий ответ – зачем нам эти деньги. Мы продаём нефть, газ, сырье. Получаем выручку. Тратить это не можем, потому что «будет голландская болезнь». Складируем. Но жалко так просто складировать – получаем скромные проценты. А это серьёзные активы. Есть опасность, что это будет использовано в каких-то политических безобразиях. И попадают активы тем людям, которые администрируют эти деньги. Начинаются политические игры – что Россия финансирует экономический рост в Штатах, в Европе… Но конечно, определённые потери мы несли, потому что мы, собственно говоря, инвестировали под 2-3%, а кредиты брали под 6-8%. Но!

Мне кажется, что это в значительной мере была ситуация, связанная со структурой российской экономики. Известно, что есть вещи, которые продаются за наличку, не кредитуются. Это энергия и продовольствие. Кроме случая, когда субсидируют поставки. Но версия, что продукцию машиностроения купят без кредита – как-то это странно. Никто ведь этого не делает, так не бывает. Есть опыт СССР и скромный опыт России – всё это сопровождается кредитованием. Даже если у нас есть ресурсы, то всё равно создаётся консорциум западных банков, которые кредитуют эти операции. Они что, благотворительностью занимаются? Значит, это им выгодно? Почему же наша банковская система отдаёт эти доходы?

Ответ простой: деньги у одних ведомств, решение принимает другое ведомство… Кроме того, люди, которые себя позиционируют как либералы, терпеть не могут конкуренции.

В действительности ситуация не тупиковая. Обратите внимание на табличку, которую показывал Мстислав – о структуре активов российских и европейских. 40% ПИИ, 3% безобразий, а 57% – это обслуживание внешней торговли. Это банки работают в России для того, чтобы здесь продавать. У нас – наоборот. Всего 22%. И понятно, почему. Потому что никаких проблем с обслуживанием по нефти. Труба есть – поехали. Там технология, там нет экономики.

Что делается? В Послании Президента поставлены фантастические числа роста несырьевого экспорта. Представим, что мы создали такой конкурентоспособный экспорт. Вопрос – какой объём экспортных кредитов должен быть предоставлен? Кто это будет делать? Это ж страховые компании… здоровенная система, которая должна быть создана. А если её нет, то либо не будет экспорта, либо выручка уйдёт тем, кто эту систему имеет.

Вопрос, на мой взгляд, макроэкономический. Надо увеличить несырьевой экспорт. А мы уже договорились с покупателем? Это мы вытесняем конкурента? Или это новый рынок? Мы пришли туда? Мы рассчитываем: Китай, ЮВА, Индия… там что у нас работает? Там стыдные офисы наших торговых представителей.

Есть такая программа в МЭР – была – обслуживание внешней торговли. Они докладывали эту историю с эффектным плакатом. Видно было, что единица обслуживания обходится в такую-то сумму, а через 15 лет – в 5 раз дороже. Это на Общественном совете министерства был доклад. Я спрашивал – вы хоть читаете что вы там издаёте? В действительности, просто нет программы. Программы нет, т.к. мы не знаем, что собираемся экспортировать, в каком объёме. Советское мин-во внешней торговли было неидеально. Но советские внешнеторговые организации были акционерными обществами, прекрасно знали рынки. Мне кажется это направление стоит развивать. Мы очень надеемся на Мстислава, что он начнёт исследование – действительно, что можно, что нельзя сделать.

С другой стороны, вопрос к Жаку. Это наши доморощенные фантазии? Или есть потенциал? В какой мере в банковую системы Европы могут быть включены эти банки? Потому что странно, что дочки банков под санкции не попадают. В какой мере это может быть использовано? Худший вариант – если это будут опять госбанки. Они очень уязвимы. Должны быть частные банки. Это инфраструктура под наш технологический, несырьевой экспорт.

Естественно, надо спросить у макроэкономистов, что и в каком году мы сможем продавать. Кроме того, деятельность может быть и чисто финансовая. Есть проблема – суверенные фонды, разные ограничения. Могли бы через частные банки проводить.

Наш бизнес выяснил, что там нисколько не безопасней , чем здесь. Но здесь хоть по-русски говорят. Кипр и Люксембург – ясно, что будут двигаться из них. Совзагранбанки – они, конечно, трансформируются во что-то более работающее на наш экспорт. Потому что влезать в наш нефтяной и газовый бизнес – бессмысленно. Вопрос у меня к Мстиславу простой: Можем ли мы на нашем семинаре организовать исследовательский проект? С нашей стороны – Мстислав будет возглавлять. (Олег: есть Ришар, который имеет опыт работы в совзагранбанке). Я думаю, здесь надо исследование провести. Но не сильно затягивая. Чтобы мы могли, скажем, уже в этом году иметь какой-то проект, который можно рекламировать во властных структурах. И сейчас нет никаких конкурентов, которые таким исследованием занимаются. А поскольку у Мстислава есть понимание, как там это работает, я думаю, мы могли бы что-то организовать.

Сапир

В этой проблеме есть три измерения. Каждое из них предполагает углублённое исследование.

Во-первых, есть в России такие предприятий, средний размер которых превышает размеры рынка. Выход такого предприятия на международный рынок – объективное условие его развития.

Второй аспект – банковский. Мы видим, что банки подпадают под такую же логику. Они должны обслуживать интересы предприятий, но из-за денежной политики в России они вынуждены обращаться за капиталами на международные рынки.

Третье – геополитическое. Это то, что государственные круги хотели бы, чтобы Россия приобрела большую роль на международных рынках. Здесь действуют разные мнения – куда должна ориентироваться Россия, на западные или азиатские рынки. Необходимо над этим работать, но необходимо установить иерархию этих проблем. Мне кажется, что доклад Мстислава является вступлением, потому что в целом можно сказать, что он сделал обзор общей ситуации с ЕС.

Именно эту тему необходимо развить по отношению к другим важным зонам: Африка, Ближний Восток (Персидский залив), Азия (от Бомбея и Сингапура до Шанхая).

Я думаю, что на основе такого общего обзора и описания интернационализации фирм и банков России, рабочая группа могла бы начать проект. Я  в отношении июньского семинара выступаю за то, чтобы включить в повестку дня такую тему – описание этих других зон, а также иерархизацию проблематики.