Интервью: “Одной цифры не хватило”

Российская газета – Федеральный выпуск №7357 от 27.08.2017

Вместо того чтобы возиться с упрямой экономикой, можно сделать ставку на “цифру”. Такая мысль овладевает и экспертами, и управленческой элитой.


Спору нет, цифровая экономика наше будущее. Но нужно понимать, что речь идет не столько о создании новых отраслей и новой экономики, сколько об оцифровке существующей, о создании взаимосвязанных информационных систем. И здесь есть два распространенных заблуждения.

Первое – подразумевается, что экономические проблемы можно заменить технократическими решениями. Но это иллюзия, у нас есть богатый опыт на этот счет. В 1960 – 1970-е годы была большая надежда на внедрение автоматизированных систем управления. Тогда появилась шутка про большую красную кнопку в Госплане СССР, на которую достаточно нажать, чтобы послать во все концы страны команды о том, кому, что и сколько надо произвести и куда поставить.

Но оказалось, что компьютеры не в силах заменить собой стимулы для сбалансированного развития экономики, естественные только для рыночных отношений. Впечатляющим эффект от автоматизированных систем был лишь в отдельных секторах, например, в энергетике, обороне.

 Если экономика будет расти на один-два процента в год, цифровизация останется не более чем благим пожеланием

Сейчас “цифра” даст результат только в растущей экономике, а в стоячей или, чего доброго, падающей она обернется имитацией, разбазариванием денег. Наши расчеты показывают, что если рост ВВП России будет ограничен одним или двумя процентами в год, цифровизация останется не более чем благим пожеланием. Для перехода к цифровой экономике нужен рост темпами по крайней мере не ниже среднемировых, а лучше на уровне пяти-шести процентов.

Это можно сравнить с изготовлением платья: какой бы талантливый модельер ни работал над ним, оно будет по-настоящему красивым лишь в том случае, если найдется женщина, которая это платье наденет. Или с многофункциональными центрами госуслуг: информационная система, которая обеспечивает их работу, была бы бесполезна, если бы в самих центрах не было вежливых сотрудников, пандусов для инвалидов, работающих лифтов и кресел для посетителей.

Остановить, замедлить падение экономики оцифровка не в состоянии, она может лишь ускорить рост. А он построен на стимулах для инвестиций, которые лежат за пределами IT-технологий.

Таким образом, если будут приняты назревшие меры по поддержке экономического роста, то цифровые технологии будут способствовать повышению его темпов, но сама по себе цифровизация не сможет заменить действия по созданию традиционных стимулов к росту, не приведет к автоматическому совершенствованию структуры экономики.

 Внедрение IT-технологий не грозит безработицей, напротив, нас ждет острый дефицит кадров

Так, никакие технологии не могут подменить потребительский спрос, и если доходы населения падают, то ни один здравомыслящий предприниматель не станет расширять или модернизировать производство. Цифровые технологии ускоряют и делают прозрачнее процессы, снижают издержки, но только при условии, что есть покупатель с деньгами и продавец с товарами.

Второе заблуждение относительно цифровой экономики связывать с ней риски массовой безработицы. Бояться этого не надо.

Сами по себе новые технологии не порождают безработицы, она возникает только в падающей экономике при снижении спроса и производства. В свое время внедрение конвейерных систем на безработице никак не сказалось, потому что конвейер дал мощный импульс производительности труда и экономическому росту и высвобождаемые работники находили себе новое применение. То же самое можно сказать о других революционных технологиях – применении атомной энергии, спутниковых систем и так далее.

Особенностью России в ближайшие годы будет дефицит квалифицированной рабочей силы, и оцифровка экономики как раз могла бы помочь решить проблему. Это, конечно, тоже произойдет не автоматически, потребует новой системы подготовки и переподготовки кадров.