Выступление на конференции: “Нет сумасшедших, вкладывающих деньги в падающее производство”

Выступление академика В.В. Ивантера на конференции «Социальное измерение модернизации», проведенной Фондом поддержки гражданских инициатив «Стратегия 2020»

Гражданское общество – это общество благополучных людей. Из нищих общество не складывается: ни гражданское, ни какое иное. Возьмем пример Кении. Там есть все формальные институты демократии: предусмотренное Конституцией разделение властей, президент, парламент. А как они живут? Сегодня заработал – сегодня проел. Такая демократия не вдохновляет.

Какая сейчас главная опасность для модернизации в России? Чтобы не заболтали. Что такое модернизация? Это обновление. Говорят, чтобы модернизироваться, нужно развиваться медленно, но качественно. Что такое медленное развитие? Можно ли при этом произвести существенное обновление, то есть поворот? Те, кто катался на горных лыжах, знают, что для поворота нужна скорость, стоя повернуть невозможно. Следовательно, для обновления необходим мощный экономический рост. Почему? Потому что инноваций не бывает без инвестиций. Нет сумасшедших, вкладывающих деньги в падающее производство. Для модернизации экономический рост безальтернативен.

В настоящее время экономика России находится на траектории роста или в стагнации? Есть статистические данные Росстата. (а никаких других источников информации в стране нет). Есть довольно много критиков отечественной статистики, но никто из них толком не объясняет, каким образом получаются альтернативные оценки. Если взять 2010 г., то обрабатывающая промышленность растет по сравнению с 2009 г. двузначными числами, как и положено. В 2009 г. было падение, на выходе из кризиса – рост. В то же время есть существенный разрыв между темпами роста промышленности и валовым продуктом. Это связано, прежде всего, со слабыми инвестициями. Правда, до августа инвестиции дали прирост порядка 10%, и ес¬ли сентябрь и октябрь подтвердят эту тенденцию, то в целом по году мы можем получить прирост ВВП вместо ожидаемых 4% что-то ближе к 6%.

Интересен вопрос, когда мы выйдем из кризиса и когда мы об этом узнаем? Что значит вышли из кризиса? Что у нас снова будет 600 млрд долларов, резервов и доллар будет стоить 23 рубля? Это не показатель. В действительности, такой критерий есть. Кризис кончится, когда Россия выйдет на показатели 7-8% экономического роста. Если эта цифра будет меньше, никакой модернизации не получится.

А что модернизировать в России? Говорят, у нас сырьевая экономика», экспорт у нас «дурной, сырьевой». Давайте разберемся в этом вопросе более основательно. Да, во время кризиса цены на нефть упали со 140 долларов за баррель до 40. А себестоимость добычи, какова? Кто-нибудь знает? У нас добыча нефти с транспортными расхода¬ми обходится в 15 долларов за баррель. А продаем за 40. Плохо, да? Есть ли проблема с этим? Есть. Если 40 долларов за баррель, то Арктику разбуривать бессмысленно. Это проблема, это нужно обсуждать.

А теперь перейдем к ключевому вопросу в спорах о сырьевой экономике. Есть ли у России сырьевая зависимость? Есть. Из-за того, что нефть и газ в основном продаем? Да ничего подобного! Проблема не в сырьевом экспорте, а в том, что Россия вынуждена покупать на выручку от экспорта продовольствие, товары народного потребления, оборудование, комплектующие. У России критически велик импорт – вот это проблема. И что в этом случае нужно сделать для диверсификации экономики? Давайте «в порядке исключения» сделаем то, что наметили. Давайте приведем в нормальное состояние автомобильную, авиационную и судостроительную промышленность, энергомашиностроение, инфраструктуру (и энергетическую, и дорожную), основательно вложимся в сельское хозяйство – это и будет обновлением экономики. Ведь в отношении российского села мы смешиваем две разные вещи. Сельское хозяйство, в котором есть существенное продвижение. Впервые с 1928 г. Россия имеет самообеспечение по зерну. Но мы должны решить, хотим ли сохранить сельский уклад жизни, как в США сохранили фермерское хозяйство. Сохранение сельского уклада стоит больших денег. И это не может быть решением правительства или президента. Это решение должно принять общество. Если хотим сохранить Россию, то за это придется платить.

Какой самый главный барьер на пути модернизации, обновления России? Низкая заработная плата. При низкой заработной плате никаких инноваций быть не может – дешевая рабочая сила для этого не приспособлена. В России дешевой рабочей силы нет и быть не может. Дешевая – это когда за маленькие деньги люди работают интенсивно и эффективно. В России такого никогда не будет. Для высокой заработной платы нужна качественная рабочая сила, но не только. Нужно мощное предпринимательское сословие, которое может организовать эффективное использование этой рабочей силы. Высокую заработную плату как основу высокой производительности труда придумал не Виктор Ивантер, а Генри Форд I. Его политические взгляды малопривлекательны, но предприниматель он был более чем эффективный. И это тот американский опыт, который мы можем с успехом использовать¬ся в процессе обновления России.