Выступление: “Оценка социальной ответственности предприятий, в будущем, в рамках французских компаний”

Это выступление входит в серию выступлений с LVII сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“.

Стенограмма выступления

Чернова

Я буду рассматривать социальную ответственность предприятий.

Социальная ответственность предприятий занимает преобладающую роль в повседневной жизни французских предприятий. Я предлагаю оценку введения этой методики стимулирования.

Вначале я рассмотрю основные черты социальной ответственности, а затем вернусь к категориям предприятий. Потом мы посмотрим статистику, а затем – посмотрим, что ещё остаётся предпринять в этом направлении.

Под социальной ответственностью предприятий понимаются добровольные обязательства предприятий в области своих работников, общества (клиенты, поставщики, государство) и окружающей среды.

Эти три направления взаимозависимы, и каждое из них оказывает воздействие на другие направления.

Зачем это делается? Причины политики социальной ответственности – сокращение затрат, инновации, управление рисками, имидж.

Категории французских предприятий. Согласно INSEE, во Франции более 3,82 млн предприятий в 4-х категориях (большие – больше 5000 работников, средние – от 250 до 4999, малые – от 11 до 249 и микропредприятия – до 10 работников).

Вот таблица с распределением количества предприятий и суммы зарплат. На 287 крупнейших предприятий приходится около 30% всех работников. На 3,67 млн. микропредприятий приходится 18% общей численности работников в пересчёте на полную ставку.

В 2016 году 59% предприятий слышали о социальной ответственности (45+14). Это 2,25 млн предприятий. Из них 14% не собираются ничего делать в этой области. Однако, ряд предприятий, даже если ничего об этом не слышали, проводят в жизнь некоторые меры.

Но тот факт, что предприятие слышало о RSE, не означает, что оно собирается что-то делать. Размер предприятий, принадлежность к отрасли – всё это критерии, которые способствуют осуществлению мероприятий в этой сфере. И наоборот, масштаб рынка или зависимость от клиентов или поставщиков имеют небольшой эффект на практику социальной ответственности. Почти все предприятия с численностью работников более 500 человек заявляют, что они слышали о социальной ответственности, но только половина малых предприятий знает об этом.

Мероприятия в этой сфере зависят от сектора предприятия.

Доля компаний, которые что-то делают в сфере соцответственности. По природе своей деятельности, в энергетике и экологии мероприятий гораздо больше. 88% компаний в этой отрасли что-то делают. Иногда это делается интуитивно. Это проще всего в предприятиях с численностью работников от 500 человек. Ожидаются многочисленные результаты, они отличаются по секторам.

72% предприятий энергетики ожидают результатов в области охраны окружающей среды. А например сельскохозяйственные предприятия на 46% (больше всех других) ожидают сокращения издержек производства. Вообще, сокращение издержек в среднем ожидают четверть предприятий, осуществляющих деятельность по соцответственности. И всего 10% предприятий ожидает, что станет легче разрабатывать новые товары и услуги.

Соцответственность требует хорошего информирования сотрудников. Для 55% сотрудников «зеленость» предприятия становится важнее заработной платы. Среди миллениалов это выше – 76%. Еврокомиссия и правительства это хорошо понимают и предлагают различные инструменты. Целью этих инструментов является позволить интегрировать эту концепцию в проект по всем направлениям. Априори это должно быть проще для новых предприятий, а не для существующих.

Проект закона PACTE, от 22 мая 2019, относящийся к экономическому росту и преобразованию предприятий имеет целью модернизацию, упрощение нормативной среды предприятий, придание им средств в области инноваций, роста, создания рабочих мест. Этот проект предусматривает добавление в гражданский кодекс понятия о «социальном интересе» предприятия.

Заключение. Как мы видели, соцответственность волнует французские предприятия всех размеров, больше, чем вчера, но меньше, чем завтра. Подходы могут быть разными, но цель одна – претворять в жизнь мероприятия, которые учитывают каждую сторону соцответственности. Задача на ближайшие годы – в умножении инструментов. Является ли это обязательным, чтобы развиваться, выигрывать контракты, иметь вес в экономике? Становится ли соцответственность лейблом, даже если изначально речь шла о стимулировании развития? Устойчивое развитие позволяет удовлетворять потребности текущего поколения, не компроментируя возможности последующих поколений.

Клеман-Питио

Задам провокационный вопрос. Наш национальный спорт – менять слова. Чтобы абстрагироваться от других проблем. Существует ли для Вас связь между формами традиционного патернализма предприятий и концепцией RSE? Каковы основные различия?

Чернова

Предприятие привыкло работать со старыми поставщиками, это замедляет его рост в краткосрочной перспективе. Для уже существующих предприятий труднее включиться в программы, чем для новых предприятий. Многие работники предприятий интересуются новыми программами.

Кувалин

Должен сказать, что доклад Екатерины продолжает тему, которую на предыдущих семинарах подняли Б. Порфирьев и Ю. Зинченко, это традиционная тема нашего семинара.

Мне кажется, что дебют вышел удачным и что сюжет доклада Екатерины удачно пересекается с докладами, которые были на нашем семинаре раньше. Мне особенно приятно, что были привлечены данные опроса предприятий. Хотя, как мне кажется, история с устойчивым развитием и зеленым ростом в России и в Европе довольно сильно различается. Вчера уже А. Широв и Сапир говорили, что в России пространство для развития огромно и очевидно. Поэтому в России устойчивое развитие и зелёный рост прямо связаны с социальной ответственностью бизнеса и экологией, других целей увидеть невозможно. Может быть, можно вспомнить вопросы конкурентоспособности продукции из Европы.А для Европы основная цель – не столько социальная ответственность и экологические задачи, сколько создание нового пространства для развития. Если нет возможности инвестировать в развитие традиционной инфраструктуры и традиционной промышленности, давайте придумаем принципиально новую инфраструктуру и принципиально новую промышленность, которая будет соответствовать благородным целям ответственности и безопасности. И будем инвестировать в эти новые отрасли. К тому же это поможет Европе стать более конкурентоспособной по отношению к продукции стран третьего мира. Потому что можно будет блокировать импорт продукции стран третьего мира, как не соответствующей новым стандартам качества. Вообще говоря, эти цели экономически целесообразны. И теперь и странам Африки и Азии надо думать, как решать проблемы конкурентоспособности по отношению к европейской продукции. И как мы знаем из докладов Порфирьева и Зинченко, Россия тоже пошла по этому пути и тоже пытается обеспечивать устойчивое развитие и зеленый рост в своей экономике. Хотя пока эта тема не столь популярна как в Европе. Если конкуренция будет острой, эта тема тоже станет очень популярна в России.

Широв

Вопросы устойчивого развития. Так получилось, что я на экономическом факультете МГУ читаю курс по проблемам устойчивого развития. Это такой несколько неожиданное для меня направление деятельности, где я отвечаю за экономическую политику. А ряд других преподавателей читают цели тысячелетия и т.д.

Что я понял из этого курса. Пока термин «устойчивое развитие» – это некая теоретическая конструкция, которая очень плохо соотносится как с текущими параметрами экономической статистики, так и с конкретными решениями в области экономической политики. Студенты, которым было поручено сделать презентации по устойчивому развитию в регионах, испытали большие трудности связать конкретные политические решения с этими целями.

Общий вывод – и правительство РФ, и компании, и бизнес очень много говорят про устойчивое развитие, более того, во всех годовых отчётах крупных компаний есть раздел про устойчивое развитие, но реальная связь с экономической политикой практически отсутствует. И вообще в целом вся эта история – скорее новый путь для дальнейших ограничений в торговле. Потому что в конце концов можно сказать: если вы не отвечаете целям устойчивого развития, ваша продукция неправильная, на нее могут быть наложены тарифные и нетарифные барьеры и пошлины. Это не только понимание того, чтобы вести ответственную политику. Но мы должны соотносить между собой реальную жизнь и цели устойчивого развития. А пока делается мало.

Сапир

Хочу поставить вопрос Екатерине. Вы выяснили, что люди, работающие на крупных предприятиях более чувствительны к проблемам социальной ответственности, чем на малых. Может, крупные предприятия просто более зависимы от своего имиджа, это форма переписывания маркетинговых императивов?

И маленький комментарий. Ряд целей социальной ответственности охватывают все от экологии до социальных. Некоторые из этих целей сейчас заносятся в законы. И они перестанут зависеть от решения предприятий, соблюдать ли эти цели. Предприятие будет вынуждено по закону эти цели соблюдать. Мне кажется, что тут стоило бы посмотреть, какие из целей уже записаны в закон. Те, которые в рамках законодательного процесса, через 2-3 года будут занесены в закон. И возможно, для каких-то в более долгой перспективе. Поскольку понятия социальной ответственности может применяться только к тому, что не записано в законе.

И вопрос зелёного роста. Я очень удивлен, что об этом говорят во Франции, в то время как выбросы СО2 по отношению к ВВП достаточно низкие. Если взять страны G7, у них уровень выбросов СО2 на душу населения в 2 раза выше, чем в странах БРИКС (а без Китая – ещё ниже). А если убрать крупных загрязнителей, как США и Германия, то уровень загрязнения Франции или Италии очень низок. Что меня подводит к размышлению – мы говорим о зелёном росте в тех странах, которым это не так важно.

Афанасьев

Мне пришлось когда-то организовывать выступление директора по соцответственности Лореаль в России. Я запомнил необходимость новых технологий – не использовать новые средства на животных. Эта социальная ответственность очень способствует развитию новых техник и технологий в косметической промышленности. В этой связи у меня вопрос: видится ли идея социальной ответственности в связи с внедрением новых технологий.

Кувалин

Маленькая ремарка. Мне кажется, я понимаю, почему аграрные предприятия рассчитывают снизить издержки в рамках зеленого роста – они меньше минеральных удобрений будут использовать, которые являются одним из основных загрязнителей. И перейдут на выращивание органической продукции.

Чернова

По поводу развития новых технологий. Конечно, это подразумевает развитие новых технологий, нужно перейти на новую модель развития.

Для крупных предприятий в конкуренции с другими предприятиями это конечно, часть маркетинговой политики, а у малых предприятий нет на это средств. У крупных предприятий есть на это деньги от государства.

Комментарии: