Интервью: “Работа с поправкой на зарплату”

Российская газета – Федеральный выпуск №7770 (12) от 21.01.2019

Росстат теперь будет иначе рассчитывать производительность труда.

Обычно изменением методик расчета занимается сам Росстат, а здесь, к некоторому удивлению, инициатором выступило министерство экономического развития. Ничего принципиально дурного в этом нет, но, казалось бы, минэкономразвития должно разрабатывать меры по повышению производительности, а Росстат должен заниматься проблемами измерения результата.

Новая методика даст возможность быстрее получить информацию о производительности в основной части промышленности (на крупных и средних предприятиях) за счет использования данных налоговых органов.

С ростом экономики растет и производительность, потому что рабочая сила используется эффективнее

Посмотрим, как можно считать производительность. В числителе мы имеем производство – это либо добавленная стоимость (как в действующей в России методике), либо натуральные или стоимостные объемы, в знаменателе – численность работающих (как в России) либо отработанное время.

Понятно, что и числитель и знаменатель могут изменяться. Числитель меняется от объема производства, здесь действуют два фактора – возможности производственных мощностей и спрос. Знаменатель может меняться из-за совершенствования технологий или организации труда.

Это в теории. На деле, выражаясь научным языком, занятость на предприятии слабо эластична к выпуску. Иначе говоря, количество работающих определяется тем, сколько вы собираетесь выпускать продукции, но это не означает, что на предприятии все время кого-то нанимают и увольняют в зависимости от наличия/отсутствия заказов, и недавний кризис это еще раз подтвердил: производство упало, а безработица практически не выросла. Дело в том, что и уволить непросто, и найти потом кого-то тоже очень непросто.

Таким образом, неверно считать, что как только увеличивается объем производства, растут затраты, и наоборот. Отсюда вывод: как только начинается экономический рост (загрузка предприятий заказами), растет производительность, потому что рабочая сила используется эффективнее, и наоборот. Как ни считать производительность, тенденции очевидны: в 2000-х, когда темпы роста ВВП были впечатляющими и производительность росла довольно быстро, а в 2010-е годы она замедлилась, в 2015-2016 годах и вовсе падала из-за снижения ВВП.

В майском указе президента правительству поставлена цель обеспечить рост производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей не ниже пяти процентов в год.

Хотя изменение методики расчета производительности труда не обсуждалось с Российской академией наук, я не против ее новой версии. Но если меняется методика, то это, во-первых, потребует пересчета показателей за предыдущие годы для сопоставимости (и пока непонятно, будет ли она произведена), во-вторых, это требует изменения целевого показателя в указе президента, который был рассчитан по прежней методике.

В условиях рыночной экономики возможности государства прямо повлиять на повышение производительности труда довольно ограничены. В специально посвященном этому национальном проекте акцент сделан на обучении, да и это, скорее, задача менеджмента предприятий, чем государства.

При советской власти оно регулярно учило директоров, как повышать производительность труда, вызывая у них одно раздражение и недоумение. Думаю, что и сейчас от этого будет довольно мало толку, основной набор действий здесь не является секретом даже для студентов экономических институтов.

Рост инвестиций и зарплат в госсекторе – так государство может повышать производительность труда

Одну из самых серьезных мер по повышению производительности труда придумал Генри Форд: это высокая заработная плата. Ее одной, конечно, недостаточно, она работает в связке с изменениями в технологиях и организации труда, поэтому Форд повышал зарплаты одновременно с внедрением конвейерной сборки. Его идеи потом были закреплены в США на уровне закона, устанавливающего довольно высокую минимальную зарплату, и до сих пор используются во всем мире. В России они прижились лишь отчасти, главным образом в крупных нефтегазовых компаниях.

Таким образом, чтобы повысить производительность труда, государство может сделать две вещи.

Первое – совершенствовать организацию труда и повышать зарплаты в государственном секторе, не ограничиваясь запланированными довольно скромными индексациями – это будет стимулировать сопоставимое повышение зарплат и в частном секторе.

Второе – обеспечить экономический рост, то есть загрузить имеющиеся мощности за счет роста спроса и тем самым сделать использование труда более эффективным. Значит, ключ к повышению производительности лежит и в инвестициях – здесь как раз государство может сделать очень многое.

Статистика

В 2000-х годах, когда на высоких нефтяных ценах экономика росла по 5-8% в год, годовые темпы роста производительности труда достигали 7-7,5%, за исключением 2009 года, когда в кризис этот показатель упал на 4,1%. На замедление роста экономики в первой половине 2010-х и кризис 2015-2016 годов производительность отреагировала зеркально: к 2013 году ее рост замедлился до 2,2%, в 2014 году – до 0,7% и упал на 1,9% в 2015 году и 0,3% в 2016 году. Послекризисное восстановление идет слабо (1,5% в 2017 году). В 2019 году, по прогнозу минэкономразвития, показатель вырастет на 1,3% и ускорится до 3,1% к 2024 году.