Выступление: “Российский капитал в Европе: текущее состояние и перспективы”

Это видео входит в серию выступлений с LVII сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“.

Стенограмма выступления

Афанасьев

Мы будем выступать вдвоём. Сделаю короткое введение, затем Наталья Шаш сделает презентацию, затем сделаю заключение.

Тема, которую мы исследуем и презентуем, была сформулирована ровно год назад В.В. Ивантером в Париже на предыдущем семинаре. Он попросил, чтобы мы начали разрабатывать эту тему как перспективную для института. С точки зрения методологической – мы анализируем международную инвестиционную позицию России. Этот показатель разрабатывается у нас Центробанком в точном соответствии с Balance of payment compilation guide version 6, разработанная МВФ. Я специально для Кувалина вспомнил хороший анекдот 90-х годов: «МВФ пытался поставить Россию на колени, но Россия так и осталась лежать».

Речь идёт о совокупной инвестиционной позиции. Есть ещё и инвестпозиция банковского сектора. Это в значительной степень служило основой февральского доклада в Москве.

Шаш

Цель нашего исследования – оценка инвестиционных перспектив и выявление комплекса факторов, способствующих активизации и интенсификации экспорта российского капитала. В условиях финансовых санкций.

По сравнению с партнёрами БРИКС, например, доля Российской Федерации в вывозе капитала составила 1,7%. В текущем году чистый вывоз капитала из России увеличился в 2,1 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Позиция ЦБР состоит в том, что сальдо финансовых операций частного сектора за отчётный период сформировалось за счёт увеличения чистых финансовых активов. И в первом полугодии 2019 года положительное сальдо текущих операций составило 45,8 млрд долл. Это несколько меньше, чем в январе и июне 2018 года. Это было вызвано снижением стоимостного показателя экспорта товаров по сравнению с импортом.

Международные резервы России выросли, коллеги уже об этом говорили. Прирост составил 35,2 млрд долл.

Международная инвестиционная позиция РФ по стандартным компонентам – также по данным ЦБР уже на середину июля 2019 года, здесь этих данных нет, этот показатель составил 482,4 млрд долл. Вот динамика данного показателя с октября 2017 года (537,5) по июль 2019 (482,4). Несмотря на общую тенденцию к понижению, положительное значение данного показателя позволяет говорить, что Россия в настоящий момент имеет статус чистого кредитора. Одновременно это показывает возможности для экспорта  российского капитала, прежде всего банковского. Поскольку Россия развивается на основе банкоцентричной модели.

Последнее десятилетие макроэкономическая значимость банковского сектора ещё больше увеличилась. В общем объёме активов финсектора банки занимают более 80%.

Несмотря на действий санкционного  режима, финансовый результат российского банковского сектора с 2016 по 2018 год демонстрирует устойчивый положительный тренд. Можно посмотреть показатель обеспеченности собственными фондами банковского капитала. Мы видим, что начиная с 2017 года, этот показатель выполняется с хорошим запасом прочности. В то же время, мы видим, что начиная с 2016 года некоторые значения макропруденциальных показателей, а мы знаем, что они характеризуют устойчивость банковской системы, демонстрируют тенденцию к ухудшению. Учитывая роль банковского сектора, здесь представлена интернациональная инвестиционная позиция РФ.

Таким образом, мы видим, что российский банковский сектор обладает существенными возможностями для экспорта капитала за рубеж. Мы рассмотрим параметры инвестиционной активности российских банковских структур, которые начиная с 2004-2005 года демонстрируют повышение активности и в экспорте капитала стран ЕС. Уже в начале 2014 года достаточное количество российских банков уже имело свои филиалы и представительства в европейских странах. Мы видим, что здесь представлены 5 банков. Только один является частным – это Альфа. Но при этом эти банки продолжают продвигаться в ЕС.  Рост долгосрочных вложений российских банков связан с достаточно быстрым развитием зарубежных подразделений этих банков. Финансирование деятельности этих структур осуществляется материнскими компаниями путём размещения в них депозитов и ссуд. Данные структуры вследствие специфики финансовых санкций имеют большую свободу в принятии инвестиционных решений.

Реализация таких стратегий ориентирована на активный рост банковского сектора в странах ЕС. Однако, функционирование дочерних структур и филиалов российских банков затрудняется высоким уровнем затрат на содержание банковского бизнеса в ЕС. Даже в условиях финансовых ограничений, санкций, банки продолжают экспортировать капитал в страны ЕС.

В соответствии с отчётом ЦБ, рост экспорта капитала до 27,3 млрд долл. произошёл в частном секторе, прежде всего в банковской системе. Это связывается с нестабильностью на рынках финансовых активов некоторых стран – в первую очередь, мы говорим о России.

Далее мы посмотрим на географическое распределение иностранных активов и обязательств российского банковского сектора. Данные на 1 апреля 2019 года. Мы видим распределение активов в странах ЕС. На следующем слайде представлены активы в других странах и далее мы видим уже по группам стран.

Таким образом, если сравнить данные на этих таблицах, мы видим, что ЕС продолжает оставаться одним из наиболее привлекательных направлений для экспорта российского банковского капитала. Можно сделать вывод, что санкции в отношении финансового сектора не изменили вектора движения банковского капитала.

Факторы, которые способствуют активизации и сохранению интереса российских банковских структур к ЕС. Мы частично говорили про них на предыдущем семинаре. Хотелось бы остановиться на 3-х последних причинах:

  1. Наличие избыточной ликвидности в банковском секторе
  2. Наличие и преобладание в российских банках банков с госучастием
  3. Специфика действий санкционных режимов, которая различается в отношении материнских и дочерних банков.

Какие же перспективы?

  1. Рост оттока российского банковского капитала более чем в 2,5 раза, чем в том же периоде 2018 года, связан с 1) угрозой увеличения санкционных рисков по отношению к финсектору, ростом активности российских банковских структур, и 2) наращиванием объёмов покупок валюты Минфином РФ и ЦБР в части реализации бюджетного правила
  2. Несмотря на быстрый рост российских зарубежных структур мы говорим про инвестпроекты российских банков, масштабы присутствия российского банковского сектора продолжают существенно отставать от потребности российского бизнеса в сопровождении внешнеторговых операций.

Некоторые выводы. Изменение вектора движения трансграничных потоков капитала открыло дополнительные возможности странам с формирующимся рынком, как Россия, это привело к существенному увеличению их доли в международных потоках капитала. Основной фактор, который способствовал интенсификации экспорта банковского капитала – положительное сальдо финансовых операций вследствие увеличения чистых финансовых активов и положительное сальдо торгового баланса. Динамика международной инвестпозиции демонстрирует способность российского банковского сектора по успешной адаптации к санкционному режиму. Оценка инвестактивности российских банковских структур позволяет заключить, что поддержка европейской экспансии национальных банков могла бы стать одним из направлений госполитики РФ.

Афанасьев

В ходе нашей дискуссии на семинаре мы немного скорректировали наше выступление, я позволю некоторые более расширительные трактовки представленного материала. Во-первых, две принципиально важные выкладки, который характеризуют российскую экономику, это беспрецедентный рост резервов. Как вы знаете, международные резервы ЦБ, бывшие ЗВР, составляют 502 млрд долл., 30% ВВП. У нас есть ещё ФНБ, который составляет 7% ВВП. Стоки, которые накоплены в экономике, беспрецедентны.

Соответственно, Жак предложил (назвал эту концепцию фридманистской) снижать налоговую нагрузку. Но Маркс рекомендовал бы то же самое.

Почему мне кажется, ситуация такая сложилась с резервами? Я думаю, это политический заказ и отнюдь не мировой закулисы. Это заказ политического руководства. Я бы хотел отослать всех коллег к 90-му году, когда у Сапира вышла книжка «Economieimmobilise» –там есть замечательная глава, которая отражает то, что происходит в России. «Советская экономика в перспективе экономики войны».

Это основная доктрина – накопить резервы, чтобы продержаться в критической ситуации. Отошлю в ещё одной работе, которая появилась в 1927 году, работа Буксмана «Экономика войны», где он на основании истории первой мировой войны характеризует, как формировались резервы стран, которые потом воевали. Он рассматривает не военную мощь, а экономические резервы стран, участвовавших потом в войне. Я не являются специалистом в этой области, поэтому опять делегирую к авторитетам. Будет ли это война наступательная или оборонительная – вопрос к специалистам.

Вторая мысль по поводу наших инвестиций. При росте цен на нефть растут наши инвестиции за границу. И в рамках того огосударствления российской экономики, которое мы наблюдаем последние лет 12-14, часть наших предприятий начинает бояться определенных инициатив государства. Например, недавняя инициатива Андрея Белоусова, помощника Президента, об изъятии сверхприбылей корпораций. Чтобы избежать таких инициатив, некоторые корпорации начали придумывать совершенно фантастические проекты, чтобы показать, что никаких сверхприбылей нет , а все инвестпроекты уже сформированы.

Третья важная тема – к сожалению, у политического руководства страны сложилось чёткое представление, что иностранные инвестиции России – это то же самое, что бегство капитала из России. Разумеется, бегство капитала – новость неприятная, и поэтому был сделан весьма своеобразный вывод – не улучшать инвестиционный климат в России, а не особо способствовать инвестициям за рубеж. Во всяком случае, часть наших олигархов очень переживала по поводу наличия их активов за границей, ряд транснациональных групп начали активно сбрасывать свои зарубежные активы – металлурги в Штатах, например. Некоторые ещё больше расстроились и даже стали продавать баскетбольные клубы.

Что бы ещё хотел сказать. Большой проблемой, связанной с концепцией иностранных инвестиций, остаётся проблема коррупции в России. К сожалению, тема достаточно грустная для обсуждения, потому что ситуация активно ухудшается. Речь не о мелких взятках полицейским. Или как недавно выступал генпрокурор и заявил, что основная группа риска – врачи и учителя. У нас, оказывается, основные коррупционеры – учителя и врачи. Понятно, что коррупция – явление многопрофильное. Я отошлю интересующихся к старой статье Андрея Шляйфера и Вишни, которая называется «Corruption». Он рассматривает сюжет с функционированием государства – как функция государства может привести к коррупционным эффектам. И второй – с системой налогообложения. А поскольку Шляйфер сам был обвинён властями США в коррупции и будучи профессором Гарвардского университета был приговорен к выплате 28 млн долл. штрафа (2 млн выплатил сам, а 26 млн выплатил Гарвардский университет за него – то есть человек в вопросе разбирается)…

Одним из важных факторов, который запутывает и усложняет иностранные инвестиции за границу, это как раз фактор коррупции. Также хотелось бы отметить, что роль государства в содействии российским инвестициям за границу должна бы быть усилена.

Профессор Косов, бывший замминистра экономики, считает, что должна быть увеличена роль торговых представительств. Я в целом не против этой идеи, но не стал бы переоценивать роль торговых представительств за рубежом.

Мне больше представляется, что важным аспектом является принципиальное понимание: инвестиции за рубеж являются источником наших технологических заимствований в развитых странах. Те активы, которые покупали наши промышленные предприятия, были не первой свежести. И сейчас от многих из них с убытками приходится избавляться. Но я думаю, что это к сожалению неизбежная плата за усиление российской экономики в мире.

Поэтому я считаю, что способствование развитию иностранных инвестиций из России в страны миры – в Европу, например – является важным направлением в целом экономической политики. Здесь я процитирую Ивантера: «к сожалению, никакой экономической политики в России нет».

Говтвань

Вообще говоря, мне очень хочется переформулировать тему этого проекта – даже несмотря на то, что установки давал В.В. Ивантер, хочется по-другому поставить вопрос. Там действительно, если смотреть на международную позицию России, можно даже более длинный ряд взять. Россия весь этот последний период с 90-х годов имеет положительную инвестиционную позицию. Маленькое исключение – несколько кварталов в районе 2006 года у России было минимальное дебитовое сальдо. Такая судьба у нас – кредитовать остальной мир. Так получилось.

Но можно ещё баланс доходов добавить. Сколько мы получаем по активам и сколько платим по пассивам. Получается в итоге, что Россия кредитует остальной мир и ещё и доплачивает ему за это. По-моему, вопрос надо ставить так: можно ли здесь финансовую эффективность немного повысить? Иногда говорят, что мы пробрасываем через остальной мир риски, с которыми сами не в состоянии справиться. Деньги возвращаются, берут на себя наши риски. Да не берут они на себя наши риски! Потому что обратные инвестиции идут в те сферы, которые у нас нормально финансируются.

Второй вопрос – Мстислав сам его задал. Российская экспансия в Европу – как это трактовать, как утечку или как экспансию? Это тоже большой вопрос, потому что, когда страновой анализ был, у нас Амстердам, Роттердам, Люксембург, Кипр. Это круговое движение наших денег. Если смотреть разные «острова», Британские Виргинские и т.п., то существенную часть составляют оффшорные юрисдикции. Это наверно не экспансия туда, а зоны отдыха нашего капитала, «дачи». Рекреационная зона. Часть капитала иногда возвращается назад. Называть это экспансией преждевременно.

Семикашев

Два фактологических вопроса к докладу Мстислава.

  1. Каково фондирование дочек российских банков в Европе? Зарабатывают ли на этом банки?
  2. В том потоке капитала, который идёт в Россию – это деньги российских компаний, которые проведены через Кипр и возвращаются назад – какова их доля. В какой степени Россия донор мировой экономики?

Афанасьев

Касательно фондирования – в большинстве случаев это материнский капитал.

Характер банковских операций – это трейдинг финанс. Это не означает, что инфраструктура банков не готова к другим операциям. Я и пытался эту мысль провести – если бы государство принимало большее участие в поддержке собственных экономических агентов, то и результаты были бы более серьёзные.

Что касается статистики – из статистики ЦБ эта информация не следует, относительно репатриированного капитала. Вопрос справедливый и тема заслуживает исследования.

Шаш

Олег задал вопрос – возможно ли сделать эффективными эти проекты. Говоря об этом, следует прежде всего понять, какая была цель каждого проекта. Как показывает мой личный опыт, можно сделать эффективным практически каждый проект. Но всегда ли есть цель быть эффективным? Цели экспансии некоторых банков в ЕС остаются за кадром. Для того, чтобы понять, можно ли сделать каждый отдельный проект индивидуально эффективным, нужно смотреть его по потокам, по доходности, смотреть документацию.

Олег

Я не говорил про проекты в отдельности, я говорил что эта деятельность убыточна для России. Валере самый простой способ – обратиться к Ришару, он был коммерческим директором ВТБ Франции.

Комментарии: